Агент ФБР уехал в РФ, а через 3 года его тело нашли на Донбассе

  Автор:
  99

The Wall Street Journal опубликовало расследование обстоятельств смерти внештатного сотрудника ФБР Билли Рейли, который отправился на базу боевиков «ДНР» через Россию и исчез при невыясненных обстоятельствах.

Билли Рейли работал внештатным сотрудником в отделе по борьбе с терроризмом ФБР. После того как на Донбассе сбили малазийский “боинг”, агент отправился через Россию в “ДНР” и пропал. Спустя три года поисков родители выяснили, что он был жестоко убит на оккупированном Донбассе. #Буквы публикуют полный перевод статьи The Wall Street Journal.

Уильям и Тереза Рейли катались на велосипедах недалеко от Детройта, когда их сын Билли прислал сообщение о своей поездке в Россию. 28-летний мужчина никогда не жил вдали от дома, поэтому супруги волновались о безопасном возвращении сына.

Билли Рейли еще не построил карьеру, но знание иностранного языка и навыки работы на компьютере позволили ему попасть в подразделение ФБР по борьбе с терроризмом. Он был одним из числа секретных источников бюро, и супруги не знали, была ли поездка сына как-то связана с этим.

На протяжении многих лет Билли выполнял задания, связанные с изучением теракта, произошедшего во время Бостонского марафона, втирался в доверие предполагаемых вербовщиков “Исламского государства”, анализировал гражданскую войну в Сирии и беседовал с поддерживаемыми Россией сепаратистами, участвующими в войне на востоке Украины. Он использовал онлайн-псевдонимы для проникновения в террористические группы через компьютеры из семейного дома в Оксфорде, штат Мичиган.

Билли планировал вернуться в ближайшее время домой, и его родители были рады этому. Он рассказал им смутную историю о присоединении к гуманитарной миссии в Восточной Украине. Оказавшись за границей, Билли вскользь упомянул о драках, пьянстве и кровавых столкновениях с солдатами-добровольцами.

“Большие новости”, – написал Билли. Его планы менялись. Он должен был еще остаться в России. Миссис Рейли была так поглощена, что не заметила приближающуюся к ней собаку, которая укусила женщину за ногу.

Билли отправил текст 24 июня 2015 года. Мистер и миссис Рейли позвонили и написали ему через несколько часов и на следующий день. У них пропал сон, супруги прилипли к своим телефонам, но ничего не услышали.

Через день или два к дому Рейли подъехал правительственный автомобиль. Из него вышел специальный агент ФБР Тим Рейнджес. Рейли никогда не встречались с ним, но слышали от Билли, что он был помощником их сына в ФБР.

“Что-то случилось с Билли”, – вспоминала миссис Рейли. “Они знают об этом, и он здесь, чтобы рассказать нам”.

Вместо этого агент спросил, дома ли Билли. Когда супруги ответили, что их сын в России, агент Рейнджес удивился и начал задавать вопросы.

В течение следующих месяцев агент Рейнджес возвращался с полдюжины раз. Он попросил ноутбук и телефон, который ФБР дало Билли. Он также хотел получить счет за телефонные разговоры Билли.

Агент Рейнджес привел коллег, которые заверили пару в том, что ведущий следственный орган в курсе дела. “Они найдут его”, – вспоминала миссис Рейли. “Нам не нужно беспокоиться”.

Вскоре Рейли нашли другой телефон, который использовал Билли. Он содержал текстовые сообщения между Билли и контактным лицом по имени Тим. Этот номер совпадал с тем, который был указан в электронных письмах агента Рейнджеса миссис Рейли.

Родители пролистали сообщения и поняли, что агенты ФБР все время знали о поездке их сына.

Так как Билли готовился уехать в Россию, Тим отправил сообщение в начале мая 2015 года.

“У вас еще есть маршрут поездки?”

“Я все еще жду визу”, – ответил Билли.

За два дня до того, как Билли прилетел в Москву, Тим организовал встречу с глазу на глаз и написал: “Принеси информацию о своем путешествии”.

Супруги не могли понять, почему агент Рейнджес не сказал им об этом.

Тереза и Уильям Рейли возле своего дома в Оксфорде, штат Мичиган. Фото: Эрин Киркленд для The Wall Street Journal

После событий 11 сентября Конгресс дал поручение преобразовать ФБР из местного правоохранительного органа в глобальный орган полиции и разведки. По словам бывшего высокопоставленного сотрудника бюро, число конфиденциальных источников ФБР впоследствии увеличилось.

Контртеррористическая деятельность ФБР переросла в предотвращение атак. Чтобы помочь, агентство наняло таких работников, как Билли Рейли, работающих неполный рабочий день, обладающих необходимыми навыками для проникновения в террористические или криминальные круги – либо лично, либо через онлайн-чаты и социальные сети.

Эти агенты работают в опасном мире, их почти не обучают и предоставляют намного меньше институциональной защиты, чем агентам ФБР, работающим полный рабочий день. Они не получают никаких государственных пособий, кроме случайной зарплаты и похлопывания по спине. Тем не менее, они имеют решающее значение для работы ФБР, так как могут увидеть заговоры в тумане международного джихада.

Как источник ФБР, Билли должен был сообщать о поездках за границу, даже об отпуске. Бюро уполномочено направлять источники информации в представительства за рубежом. Это одно из агентств США, ответственное за разрушение террористических ячеек за границей.

Но через четыре года Рейли узнали, что никто в правительстве не хотел брать на себя ответственность за работу их сына или его безопасность, и что семьям конфиденциальных источников некуда обратиться за помощью, когда ФБР рвет связи с их близкими.

Со временем агент Рейнджес перестал отвечать на звонки.

Повзрослев, единственный сын Рейли не был похож на других детей. Он редко ходил на вечеринки и предпочитал компанию своих родителей. Теперь они начали бояться, что больше никогда его не увидят. Они не понимали, что делать.

Обеспокоенные тем, что агент Рейнджес скрывал информацию об исчезновении их сына, мистер Рейли, бывший водитель для Coca-Cola, и миссис Рейли, годами сидевшая дома, начали самостоятельно искать Билли.

Билли Рейли, выросший в Оксфорде, штат Мичиган, “всегда хотел чего-то большего, чем имел”, как сказала его сестра. Террористические акты 11 сентября направили его любопытство на ислам и заставили его изучать арабский и русский языки. Фото из семейного архива Рейли

Семья Рейли

Этот отчет основан на десятках интервью, в том числе с нынешними и бывшими должностными лицами ФБР, Государственного департамента и Центрального разведывательного управления, а также с администрациями Обамы и Трампа, должностными лицами и боевиками в России и Украине, экспертами по борьбе с терроризмом, частными следователями, а также семьей и друзьями Билли Рейли.

Издание The Wall Street Journal также просматривало файлы ФБР, отчеты о расследованиях в России и США, судебные записи, социальные сети и текстовые сообщения, задало более 100 вопросов ФБР. Брайан Хейл, официальный представитель бюро, ответил в электронном письме: “ФБР никогда не направляло Уильяма Рейли за границу, чтобы выполнить какую-либо работу для ФБР”.

Призвание

Билли Рейли поступил в католическую среднюю школу за несколько месяцев до того, как террористические акты 11 сентября потрясли мир. Из-за патриотического настроения американцев несколько его школьных друзей позже поступили на военную службу. Любопытство Билли побудило его изучать ислам и начать учить арабский и русский языки.

Его родители наблюдали, как у их сына формировался нетрадиционный взгляд на мир. Он симпатизировал тем, кого считал лишенными гражданских прав, и повесил флаги Чечни и Палестины в своей спальне. Он также бродил по радикальным краям интернета. “Где бы он ни получал информацию”, – сказал его школьный друг, – она отличалась от нашей”.

Билли сказал друзьям, что принял ислам. Во время Рамадана он постился в школьной столовой. В классе он читал Коран. Хотя было неясно, насколько серьезно Билли относился к исламу, его младшая сестра также приняла ислам и вышла замуж за мусульманина.

Мистер и миссис Рейли изо всех сил пытались понять своих детей. Мистер Рейли имел ирландское происхождение, а семья миссис Рейли была из Польши. Также у них были корни в Детройте, и с 1980 года они жили в Оксфорде, городке с населением около 22 000 человек.

Билли получил степень бакалавра в области биологии в Оклендском университете, государственном колледже в Рочестере, штат Мичиган. Финансовый кризис усугубил экономические проблемы Мичигана, и Билли с пессимизмом смотрел на перспективы трудоустройства на местном уровне. “Билли всегда хотел чего-то большего, чем имел”, – сказала его сестра.

Весной 2010 года раздался стук в дверь, и мужчина в костюме представился семье Рейли в качестве агента ФБР. В руках он держал распечатку паспорта старшего мистера Рейли. По словам агента, после рейда на позицию “Аль-Каиды” силы США на Ближнем Востоке обнаружили жесткий диск, который содержал сообщения, связанные с кем-то, кто использовал IP-адрес в доме Рейли.

Мистер и миссис Рейли посмотрели друг на друга, а затем в сторону спальни Билли на втором этаже.

23-летний Билли объяснил агенту, как он попал в закрытые чаты джихадистов. Во время их разговора агент спросил Билли, не хочет ли он работать на ФБР.

23-летний Билли Рейли во время поездки в Вашингтон, округ Колумбия. Фото из семейного архива Рейли

В офисе ФБР в Детройте было около 200 агентов, и его подразделение по борьбе с терроризмом было одним из самых загруженных. Билли, американец европейского происхождения, который знал арабский язык и мог приблизиться к потенциальным целям террора в Интернете, имел большое потенциальное значение для ФБР.

Билли сказал своему дяде, что 80 агентов ФБР пытались и не смогли получить доступ к конкретному сайту джихадистов, в который проник Билли. “Они знали язык, но не понимали культуру”, – вспоминал дядя Билли.

Конфиденциальные источники бюро не были связаны теми же правовыми стандартами, что и агенты ФБР, пытающиеся проникнуть в террористические ячейки. Специальный агент, отвечающий за конкретное подразделение ФБР, имел право платить источникам до шести цифр в год, но немногие приближались к такому виду оплаты. Билли сидел на интервью в офисе в Трое, штат Мичиган. Процесс был построен так, чтобы раскрыть его характер, в том числе психическую стабильность, темперамент, лояльность, пороки, эмоциональные связи и чувства по отношению к своей стране. После испытаний Билли стал играть роль в борьбе с терроризмом.

Билли сказал своим родителям, что агент Рейнджес был его напарником. Агент был темноволосым с высоким спортивным телосложением. Он преуспел в спорте в католической школе для мальчиков в Канзас-Сити, штат Миссури, а затем получил степень по экономике и уголовному правосудию в Университете Вилланова.

Билли был его противоположностью – чуть выше 5 футов (1 м 69 см – ред.), 160 фунтов (72,5 кг – ред.), черты округлены из-за неправильного питания. Его потрепанная коричневая борода компенсирует залысины; прямоугольные очки в металлической оправе придали ему книжный вид.

Телефон Уильяма Рейли с фотографией его сына Билли Фото: Оксана Юшко для The Wall Street Journal

Его имя, используемое для скрытой подписи платежных ведомостей, было “Сокол”.

ФБР рекомендовало агентам использовать “естественные действия» при попытке получить источник, чтобы создать “кажущиеся личными отношения”. Понимание агентом мотивов источника было полезным, чтобы “вдохновить человека на то, чего он иначе не может сделать”.

В инструкциях ФБР говорится, что “неправомерные действия источника отразятся на ФБР. Обоснованно или нет, ФБР будет рассматриваться в свете этого отражения”. Агентов обучали отключать контакты, если источники вели себя таким образом, что это наносило ущерб агентству.

Билли принялся за работу, просматривая цифровые сети и группы в социальных сетях, исследуя места, где возникали террористические связи. Он следил за сайтами исламских фундаменталистов и пересылал переводы агенту Рейнджесу через Dropbox или по электронной почте. Он передал имена американцев, которые присоединились к группам джихада.

Благодаря работе на ФБР Билли ощутил свою важность. Рейли почувствовали облегчение, увидев, что их сын нашел свое призвание в организации, которую они уважали.

Ценность Билли для ФБР резко возросла, когда в конце 2010 года началась “арабская весна”. Когда в Сирии месяцы спустя вспыхнуло непредсказуемое восстание, Билли попытался разобраться в причинах. Его отчеты ФБР часто напоминают отчеты для ЦРУ, включая анализы о формирующейся группе боевиков, которая стала известна как “Исламское государство”.

“Я думаю, что после того, как ИГ установит свой контроль над Раккой, Дейр-эз-Зором, Восточным Алеппо, – писал он о распространении группировки боевиков в Сирии, – их целью будет область Хомса”. Его предположения оказались верны.

Федеральное здание Патрика В. Макнамара в Детройте, штат Мичиган, в котором находится местный офис ФБР. Фото: Эрин Киркленд для The Wall Street Journal

Билли создал тайные личности в Facebook, Kik, Nimbuzz, Skype, Twitter и “ВКонтакте”, российской социальной сети. Билли взял имена – Билал для арабского мира, Василий для русских – которые ничем не отличались от его собственного.

Он придумал историю: русский, воспитанный в США, обращенный в ислам, ищущий толкование Корана. Он использовал виртуальные частные сети и air cards, чтобы замаскировать свое местоположение.

Агент Рейнджес регулярно приглашал Билли на встречи с агентами в ресторанах в пригороде Детройта, в Panera Bread и Tim Hortons. Билли взял на себя большую ответственность, а зарабатывал мало, поэтому настаивал на работе на полный рабочий день. Агент Рейнджес и его коллеги подбадривали Билли, намекая на то, что работа может быть в карточках.

“Это действительно помогло ему”, – сказал мистер Рейли.

Рейли вспомнили, как Билли начал сомневаться в своей работе в 2013 году, после того как он сыграл роль в секретном деле, касающемся иракского эмигранта. ФБР идентифицировало людей, которые путешествовали на Ближний Восток, с подозрением в симпатиях к джихадистам. Авс Насер, Уэстленд, Мичиган, соответствует профилю.

Мистер Насер полагал, что ФБР уже следило за ним, когда Билли протянул руку, чтобы встретиться лично. Билли сказал, что его зовут Михаил и что он хотел бы узнать об исламе. Мистер Насер записал видео, когда встретил Билли и планировал выставить “Михаила” тайным агентом.

“Я хотел посмотреть, как они заманивают людей в ловушку, и сделать так, чтобы они никогда не повторили это с невинными людьми”, – сказал Насер. Несколько лет назад, по его словам, он работал переводчиком для морских пехотинцев США в Ираке.

Мистер Насер был арестован до того, как смог опубликовать видео Билли на YouTube. Агенты ФБР стояли у дороги, когда 4 января 2013 года полиция вывела его из дома, сказал Насер в интервью. Его обвинили в краже 180 долларов из кассового аппарата на прежнем рабочем месте и применении перцового баллончика.

Насер, который ранее признал себя виновным в хулиганстве, сказал, что ему еще должны выплатить часть зарплаты.

Агенты ФБР были в суде, когда судья назначил Насеру залог в размере 2 миллионов долларов. Позже он был признан виновным в совершении тяжкого вооруженного ограбления и приговорен к лишению свободы на срок от трех до 20 лет.

Билли сказал своим родителям, что представители ФБР злорадствовали: “Вы должны были быть в суде. Это было так смешно”.

Хотя приговор Насера соответствовал руководящим принципам Мичигана, Билли сказал своим родителям, что не может понять, почему агенты так старались повлиять на дело.

Впервые Билли высказал своим родителям озабоченность тем, что он делает.

Прошлые открытия

17 июля 2014 года агент Рейнджес написал Билли: “Можете ли вы посмотреть на эту группу… Донецкая народная республика”.

Ранее в тот же день самолет “Малайзийских авиалиний”, летевший из Амстердама в Куала-Лумпур, был сбит над Украиной, недалеко от Донецка, в результате чего погибли все 298 человек на борту. Правительства России и Украины обвиняют друг друга.

После того, как Россия захватила Крымский полуостров, на востоке Украины разгорелась война. Конфликт охватил Донецк и более крупный регион Донбасса, территорию вдоль украинско-российской границы.

Сообщалось, что российские танки и солдаты пересекают границу и воюют против украинских военных. Боевики захватили полицейские и военные арсеналы. Мародерство, поджоги и разрушение дорог и другой инфраструктуры стали обычным делом.

Министром обороны так называемой “Донецкой народной республики” был Игорь Гиркин. Весной 2014 года его военизированное подразделение захватило государственные здания на востоке Украины, что разожгло конфликт. Он утверждал, что является сотрудником российской военной разведки, известным как Г. У., и взял имя Игорь Стрелков.

Билли подготовил перевод сообщения из аккаунта Стрелкова в соцсети “ВКонтакте” после атаки на Malaysia Airlines. В переводе было написано частично: “Мы предупреждаем вас, что через наши небеса не будет никакого полета. Вот подтверждение того, что самолет сбили”.

Вскоре пост был удален. Позже голландское следствие обвинило Россию, которая всё отрицает. Международные прокуроры в конечном итоге предъявили обвинения Стрелкову и трем другим по подозрению в убийстве.

Билли обнаружил свою собственную связь с войной после того, как его дед по материнской линии умер несколько месяцев спустя. Он исследовал семейную историю с помощью генеалогических сайтов и с удивлением узнал, что его прадед был из Донбасса.

Билли был тесносвязан со своей семьей, но после четырех лет работы за компьютером в одиночестве признался, что хочет жениться и построить собственную жизнь. Он начал встречаться с женщинами онлайн. В 2014 году одна привлекла его внимание.

Стол, за которым Билли Рейли иногда работал на компьютере в Оксфорде, штат Мичиган. Фото: Эрин Киркленд для The Wall Street Journal

Амера Ломангколоб жила на Филиппинах. Билли звал ее Амз. Она называла его Билал. Она сказала, что планирует попасть в Сирию. Билли получил визу в соседнюю Турцию.

Во время общения Билли с мисс Ломангколоб он передавал большую часть корреспонденции агенту Рейнджесу. В конце концов, агент сказал Билли “оставить Амз в покое”. Билли упорствовал. Он перевел ей деньги и выяснил, как получить визу для невесты в США.

В декабре Билли отправил сообщение своему напарнику, в котором говорилось, что он уезжает в поездку. “Мои родители сделали мне рождественский подарок – азиатский тур”, – написал Билли агенту Рейнджесу. “Не знаю, взволнован я или нет по этому поводу, лол”.

Билли забронировал поездку на Филиппины, где жила мисс Ломангколоб.

Рейли высадили Билли в Детройтском аэропорту, и когда они поехали обратно, Билли позвонил и попросил их забрать его. По дороге домой он сказал родителям, что ФБР отменило его поездку. В тексте Билли сообщил агенту Рейнджесу, что сам ее отменил, сказав, что “слишком обременительно ехать одному”.

У Билли испортилось настроение. Однажды вечером дома он показал родителям фотографию на своей новой лицензии на оружие и сказал: “Однажды вы увидите это по телевизору”. Он сказал своей матери, что ЦРУ часто отправляет людей на тайные миссии (без связи с внешним миром).

Билли показал своей сестре распечатку электронного письма, которое, по его словам, было на русском языке. Он сказал, что это касается Федеральной службы безопасности, главного российского разведывательного управления, известного как ФСБ.

“Это было связано с тем, что ФСБ была заинтересована в его поездке туда”, – вспоминает она. “Он был очень взволнован”.

Сестра Билли сказала, что она в шутку спросила своего брата, планирует ли он стать двойным агентом. Билли пожал плечами.

После исчезновения Билли, The Wall Street Journal изучил его тексты, компьютерные файлы и трафик в социальных сетях, выявив противоречивые импульсы.

Семейная лодка Рейли осталась покрытой после исчезновения Билли. Фото: Эрин Киркленд для The Wall Street Journal

Сообщения о взрывающихся украинских снарядах на территории Донбасса вызвали симпатии Билли к поддерживаемым Россией сепаратистам. Тем не менее, в чате в Twitter, используя псевдоним Абу Русси, Билли намекнул контактному лицу, что он едет в Украину, чтобы поддержать чеченскую мусульманскую группу, связанную с “Исламским государством”, которая борется с Россией.

Зимой 2015 года Билли сказал родителям, что едет в Россию. Он упомянул работу с гуманитарными конвоями, которые проезжали через Ростов-на-Дону, плацдарм для войны через границу на востоке Украины. Также рассказал о грузовиках, которые подвозят еду, одежду и медикаменты гражданским жертвам конфликта. Конвои также якобы провозили контрабандой оружие.

Билли был взволнован. Его родители сочли его план непродуманным до конца. “Как бы мы ни старались, – сказала миссис Рейли, – мы не могли отговорить его от этого”.

Как позже узнали Рейли, Билли обсудил поездку с агентом Рейнджесом. Вечером после их последней встречи агент Рейнджес написал Билли: “WhatsApp, Skype, Viber?” Билли ответил: “Как только я загружу приложения, я перешлю информацию”.

В инструкциях ФБР сказано, что куратор должен предоставить “план экстренной связи” источнику, путешествующему за границу.

Компьютер Билли показал, что он уже загрузил русскоязычный документ под названием “Профиль добровольца”.

В нем шла речь о боевом опыте.

В день отъезда Билли попрощался со своим дядей Джимом О’Креем. Рука Билли дрожала, сказал мистер О’Крей. “Было что-то, что действительно пугало его перед посадкой в этот самолет”.

Имея опыт наблюдения за конфликтами в режиме онлайн, Билли втянул себя в войну.

Где и нашел свою смерть

Билли Рейли приземлился в Москве 15 мая 2015 года, и в тот вечер зашел на Курский вокзал.

Он вошел в кафе в черных кроссовках, джинсах и черном флисовом пуловере. Он подкатил черный чемодан к столу, за которым сидел Михаил Полынков.

Полынков был рекрутером Игоря Стрелкова, который к тому времени уже не был “министром “ДНР”, но все еще активно участвовал в войне на Донбассе. Полынков направил добровольцев в спонсируемый Стрелковым лагерь в Ростове-на-Дону, примерно в 45 милях от границы России с Украиной.

Из ростовского лагеря Полынков и другие помогли добровольцам пересечь границу, чтобы присоединиться к подразделениям сепаратистов, сражающимся с украинскими военнослужащими.

Елена Горбачева, российский фотожурналист, сопровождала Полынкова в кафе на вокзале. Она вспомнила, что он попросил г-жу Горбачеву о помощи, потому что не знал, что делать с американцем.

Они пригласили Билли за свой стол. Они знали его как Василия, по имени в учетной записи в соцсети “ВКонтакте”, которое Билли использовал для общения с Полынковым.

Полынков оценил своего новобранца как путешественника, а не бойца. По его опыту, солдаты удачи не путешествовали с огромными чемоданами на колесах. Он пытался отговорить Билли от поездки в Ростов и спросил у него, знают ли его родители о планах сына. Билли сказал, что родители в курсе.

По громкоговорителям станции донесся голос, сообщающий, что заканчивается посадка на поезд до Ростова. Г-жа Горбачева и Полынков сопроводили Билли до платформы, уклоняясь от пассажиров.

Рядом с поездом г-жа Горбачева сфотографировала Билли, пункт назначения которого виден на табло позади него. Затем Билли сел в поезд.

Поезд проезжал мимо обшитых досками домов. Женщины среднего возраста продавали клюкву на обочинах. Бродячие собаки свернулись калачиком в пыли.

Билли Рейли на Курском вокзале в Москве перед тем, как отправиться в Ростов-на-Дону. Фото: Елена Горбачева

Позже, написав сообщение своей матери, Билли скажет, что он удивлен тем, насколько бедной оказалась Россия. Мистер и миссис Рейли, опасаясь за сына, ловили каждое его слово в сообщениях и телефонных звонках.

Он прибыл в Ростов через 17 часов после отъезда из Москвы. Российский город стал местом назначения агентов ФСБ и всевозможных бандитов и авантюристов, втянутых в войну на Донбассе.

Билли прибыл в лагерь в Ростове-на-Дону и через два дня уехал на поезде, идущем на север. Он побывал в Саратове, портовом городе на Волге. В сообщении своей матери он сказал, что “отправляется с ними в тур по России”. Билли не знал своих спутников. Он также посетил Волгоград.

Из города Ульяновска, где родился Владимир Ленин, Билли написал своей матери, что “было бы интересно встретиться с этим русским биологом”. Это было упоминание о человеке, с которым, как он рассказывал своим родителям, он познакомился через агента Рейнджеса на ужине в этом году в Оберн-Хиллз, штат Мичиган.

На следующий день миссис Рейли спросила, встречался ли он с этим человеком. “Пока нет”, – ответил Билли. “Он преподает в другой школе. Когда я доберусь до этого города…” Билли не закончил свою мысль.

В какой-то момент своей поездки Билли захотел увидеть Амз Ломангколоб в Бангкоке, но он так и не поехал.

В конце мая 2015 года Билли вернулся в лагерь в Ростове-на-Дону. 5 июня он прислал своим родителям фотографию себя с бритой головой. Он рассказал матери о своей жажде приключений. На что она ответила: “Никаких приключений [если] тебе перерезали горло. Пожалуйста, пересмотри свое решение. Это действительно пугает меня”.

“Если я уеду сейчас, вся эта поездка станет плохой памятью”, – написал Билли.

Позже он снова говорил о гуманитарном конвое и о поездке на автобусе в “какой-то пограничный город”.

19 июня Билли написал: “Я в ожидании. Все происходит очень медленно”. На следующий день он отправил сообщение: “Я действительно хочу ехать сейчас. Тааак плохо”.

Наконец Билли сообщил, что готов сдаться и поехать домой.

Пять дней спустя родители, катаясь на велосипедах, получили от сына сообщение, в котором он написал, что у него поменялись планы. Затем он перестал выходить на связь.

Погоня за уликами

Найдя телефон Билли и просматривая его сообщения с Тимом, Рейли не могли понять, почему агент Рейнджес молчал о поездке их сына в Россию. Они верили, что ФБР должно дать им ответы.

Агент Рейнджес во время своего первого визита в дом Рейли задал вопрос, который еще больше смутил их: “На какой стороне Билли?”

Оглядываясь назад, Уильям и Тереза Рейли подозревали, что агенты, взявшие телефон и ноутбук Билли, не искали улики – а пытались их спрятать.

Агент Рейнджес и его коллеги упустили из виду не только второй телефон Билли, но также ноутбук и настольный компьютер Рейли. На этих устройствах хранилось более тысячи файлов, связанных с работой Билли.

Когда супруги включили компьютер сына, там сохранилась учетная запись Билли в соцсети “ВКонтакте”. Они увидели запись его разговоров с Полынковым, которого он встретил на вокзале. Их настроение приподнялось. Нашелся кто-то, кто мог бы им помочь.

Мистер Рейли отправил запрос на добавление в друзья на Facebook. К своему удивлению, Полынков принял его. 17 августа 2015 года они начали переписку.

Мистер Рейли спросил о Билли. “Он определенно в безопасности”, – написал Полынков.

Позже Полынков сказал: “Одно я точно знаю, что он не пострадал”.

Чета Рейли была в восторге. Несколько недель спустя Полынков отправил им SMS со словами: “Они сказали, что отправили его домой”.

Рейли запаниковали, не зная, что это значит. Мистер Рейли почувствовал, что Полынков что-то скрывает, и спросил, где Билли.

“Я советую вам выяснить это через ЦРУ”, – сказал Полынков.

“Пожалуйста, мы его родители”, – написал мистер Рейли. “Очень вас прошу, помогите нам”.

“Конечно, он жив”, – ответил Полынков.

“У вас есть идеи, где он? С кем он был”?

“В ФСБ”.

“Он может позвонить нам?”

“Нет”, – сказал Полынков. Больше он им никогда не писал.

Супруги читают и перечитывают сообщения Полынкова, отчаянно пытаясь расшифровать смысл. Они нашли учетную запись Полынкова в LiveJournal, российском блог-сайте, где одна фотография привлекла их внимание. На ней рука держит паспорт США, а в нем – билет на поезд. Миссис Рейли сказала, что узнала пальцы своего сына.

Над фотографией Полынков написал: “Не все американцы одинаково полезны для Украины”.

Рейли тщательно изучили фотографии, которые Билли прислал им из своих путешествий: мост через реку; башня с большими часами. Они задавались вопросом, где были сделаны фотографии и может ли Билли все еще быть там.

Пришел последний телефонный счет Билли, в котором было указано несколько российских номеров. С помощью переводчика Рейли дозвонились по каждому из них. Человек, ответивший на один звонок, сказал, что это Броня Калмык, имя, которое соответствует контакту в учетной записи Билли в соцсети “ВКонтакте”.

Истинное имя человека было Санал Викторов, и он боролся против украинских вооруженных сил. Когда переводчик спросил о Билли, Викторов ответил без колебаний: “300”, имея в виду код для раненого солдата. Затем он отступил, сказав, что Билли не пострадал.

По телефону Билли супруги обнаружили, что их сын общался с индонезийской женщиной, с которую он познакомился на сайте знакомств для мусульман. Когда они связались с женщиной, она сказала, что Билли звонил ей из России.

В тот день, когда он исчез, женщина рассказала WSJ, что Билли прислал две фотографии. На одной из них была запечатлена рваная рана руки. На другом фото были порезы и царапины на левой голени, залитые йодом. Билли упомянул аварию на мотоцикле.

Когда телефонные номера закончились, Рейли расширили свои поиски.

Было похоже, что Мэтт Стил, сотрудник консульского отдела Государственного департамента, который оказывает помощь гражданам США за рубежом, готов помочь.

После того, как мистер Стил сказал родителям Билли, что связался с ФБР, его энтузиазм угас. Мистер Стил удержался от комментариев.

Сотрудник посольства США в Москве сказал Рейли, что он не вовлечен в это дело и не знает, кто им может помочь.

Родители навестили Капитолийский холм, ходатайствуя перед своими двумя сенаторами-демократами Гари Питерсом и Дэбби Стэйбноу, а также перед Майком Бишопом, в то время конгрессменом-республиканцем. Рейли сообщили, что все трое законодателей, похоже, потеряли энтузиазм после того, как узнали о связи Билли с ФБР.

“Мы не смогли получить никакой информации”, – сказал Бишоп. Питерс и Стэйбноу отказались от комментариев.

Сотрудник российского посольства в Вашингтоне сказал Рейли, что у него нет информации; ничем не помог и МИД России. Офисы Красного Креста в Вашингтоне, Москве и Киеве отказались помочь.

В сентябре 2015 года Рейли нашли по Интернету частного детектива в Москве и наняли его. Детектив говорил с Полынковым, который сказал, что Билли находится под стражей в ФСБ, но больше ничего не узнал.

Правительство США не предприняло никаких действий после того, как Билли считался пропавшим без вести почти год. “Мы были очень злы на этих людей, что они ничего не делали”, – сказала миссис Рейли.

Рейли пробовали написать письмо президенту России Владимиру Путину. Но не получили ответа. После ноябрьских выборов 2016 года они написали избранному президенту Трампу. Возможно, он предложит им новый путь в решении проблемы.

С этой надеждой Рейли направились на восток.

Следы

Рейли перехватили Энтони Скарамуччи, который спешил через площадь здания News Corporation на 6-й авеню в центре Манхэттена. Это был январь 2017 года, Скарамуччи помогал Трампу переехать в Белый дом. Он шел в здание, чтобы появиться на Fox News.

Родители Билли были одеты в белые футболки, на каждой было написано разное послание: “Сын пропал в России” и “Мистер Трамп, ПОМОГИТЕ НАМ”. Они стояли на улице напротив окон студии, где снимали телевизионную программу Fox News “Fox & Friends”. Они надеялись, что телекамеры заметят их, и они смогут привлечь внимание к исчезновению их сына.

“По шкале от 1 до 10, матери было 25 лет”, – позже сказал Скарамуччи. “Наверное, их сын ушел в самоволку в России”.

У Скарамуччи была запланирована встреча в тот же день в Trump Tower с Майклом Флинном, которого назовут советником Трампа по национальной безопасности. Мистер Скарамуччи пообещал Рейли, что поднимет вопрос относительно Билли.

Но ничего из этого не вышло, и родители продолжили поиски самостоятельно.

Шесть месяцев спустя, в июле 2017 года, они сели в самолет в Детройтском аэропорту и вылетели в Москву.

Прибыв в столицу России, у супругов Рейли была единственная цель – “заставить полицию начать расследование”.

Рейли стояли там, где, им казалось, Билли сделал снимок. Рядом было несколько разрушенных зданий. Похоже, в одной из одноэтажек кто-то жил: на перилах было развешено стиранное белье; а у стены сохли сапоги.

Мистер и миссис Рейли нашли лагерь Стрелкова. Они хотели подойти к человеку, чтобы задать вопросы. Но их переводчик, заботясь об их безопасности, утащил их, и Рейли вернулись домой.

В июне 2018 года московский частный детектив, которого наняли Рейли, сказал, что имя Билли появилось в базе данных МВД России. Затем детектив ушел, сказав, что правительственный источник пригрозил отозвать его лицензию.

Фотожурналист Елена Горбачева сказала в интервью, что позвонила Полынкову через несколько месяцев после того, как они встретились с Билли в кафе.

“Знаете, что?” – ответил Полынков. “Он исчез”. Полынков отказался от комментариев.

В июле 2018 года мистер и миссис Рейли неожиданно посетили Федеральное здание Патрика В. Макнамара в Детройте.

В Ростове Рейли посетили филиал Следственного комитета Российской Федерации. Федеральные следователи без особого энтузиазма встретили гостей. Однако по настоянию переводчика они согласились открыть дело о пропавших без вести.

Рейли пытались найти хоть какую-нибудь подсказку. Они шли вдоль берега реки Дон и смотрели на фотографию в телефоне мистера Рейли, которую им прислал Билли.

Вскоре они заметили мост со снимка Билли, Ворошиловский мост. Реконструкция была почти закончена. Через реку стояла башня с большими часами.

Федеральное здание Патрика В. Макнамара в Детройте, штат Мичиган.Фото: Эрин Киркленд для The Wall Street Journal

Миссис Рейли была одета в простую блузку и очки, которые обрамляли седые волосы до плеч. Седые волосы мистера Рейли росли пучками, которые он собрал в хвост. Он был одет в футболку и джинсы.

Рейли увидели фотографии агентов ФБР в пиджаках и галстуках, когда они проходили в зал ожидания. Женщина за пуленепробиваемым стеклом спросила, почему они хотят видеть агента Тима Рейнджеса. Прошел год с тех пор, как они говорили с ним.

“Он знает нас”, – сказала миссис Рейли.

Женщина ушла и через несколько секунд вернулась. “Ему нечего вам сказать”, – ответила она.

“Нам есть, что сказать ему”, – продолжала миссис Рейли.

Администратор отмахнулась от них. “Он не хочет слышать, что вы скажете”, – произнесла она.

По дороге обратно в Оксфорд миссис Рейли сломалась.

“Ему даже не хватило приличия выйти и поговорить с нами”, – сказала она.

Все ближе к цели

Снэк-бар “Камин” находится в пяти часах езды к северу от Ростова. Санал Викторов, начальник лагеря Стрелкова в Ростове, сидел за столом в небольшом дворике кафе.

На нем были камуфляжные брюки и куртка со звездами, прикрепленными к плечевым погонам. Имя Броня, псевдоним, который он использовал в своем коротком телефонном разговоре с Рейли за много лет до этого, было вышито на его куртке. Он посмотрел на фотографию Билли и ткнул пальцем. “Это Василий”, – сказал он.

Уильям и Тереза Рейли во время поисков Билли в Ростове-на-Дону, Россия. Фото: Оксана Юшко для The Wall Street Journal

Билли купил фотоаппарат в Ростове и сделал несколько снимков в лагере Стрелкова. Как Викторов рассказал в интервью в июле 2018 года: “Он сообщил, что не хочет сражаться. Он сказал, что хочет сфотографироваться”.

Люди в лагере заставляли Билли платить за спиртные напитки. “Он был наивным”, – сказал Викторов. До его исчезновения с кредитных карт Билли было списано более 2700 долларов США на мошеннические покупки и денежные авансы.

По словам Викторова, Билли хотел пересечь границу с Украиной, но так, чтобы не было отметки в паспорте, опасаясь неприятностей, когда он вернется в США.

Викторов предложил Билли воспользоваться так называемым черным коридором, одним из нескольких подпольных пограничных переходов, которые периодически эксплуатировали сепаратисты. “Нам пришлось подождать его открытия”, – сказал Викторов. Билли нужно было объединиться с несколькими другими иностранцами.

Перед тем, как перейти границу, Викторов сказал им вынуть SIM-карты со своих телефонов, потому что украинские военные отслеживали сигналы, чтобы точно определить позиции на поле боя. Викторов добавил, что дал Билли шлем, бронежилет, кобуру на плечо и камуфляжную форму.

Рассказ Викторова, если он правдивый, помог родителям понять смысл текстов Билли – ожидание, разочарование, а затем волнение. Это также может объяснить, почему их сын замолчал.

Когда проход через т. н. черный коридор открылся, Викторов сказал: “Я посадил их в красный фургон, который дал нам Стрелков. Они пересекли границу”.

По данным Ростовского следственного комитета, который начал расследование по делу о пропавших без вести, нет никаких записей о выезде Билли из России. Сергей Швецов, один из следователей, поделился досье Билли с The Wall Street Journal, которое, судя по всему, подтверждает версию Викторова.

В файле были данные GPS с мобильного телефона Билли, показывающие, что он продолжал передавать сигнал из Ростова до 3 июля 2015 года, через девять дней после того, как его родители потеряли с ним связь. Также было интервью с человеком, который сказал, что он встретил Билли в украинском городе Дарьевка.

Уильям и Тереза Рейли в Ростовской области в России. Фото: Оксана Юшко для The Wall Street Journal

Александр Ганус, следователь, который проводил большую часть расследований по делу Билли, больше не работал в Следственном комитете. Рейли связались с ним по телефону и электронной почте. Он предложил свои частные услуги за 25 000 долларов. Супруги отказались.

Внезапный интерес

Осенью прошлого года из ФБР наконец позвонили. Тим Уотерс, который возглавлял программу национальной безопасности в офисе ФБР в Детройте, хотел поговорить с ними. Он спросил Рейли, знают ли они о запросах The Wall Street Journal относительно Билли.

В последующем разговоре агент Уотерс сказал, что Билли отправился в Россию, чтобы “совершить поездку по сельской местности”. Мистер Рейли спросил, почему агент Рейнджес пришел к ним домой так скоро после исчезновения сына.

Агент Уотерс заикался в записи разговора.

“А вы? Вы все …? Что ж…. Это было…. Это было…. Это было не … Я … Позвольте мне вернуться с Тимом и получить более подробную информацию”.

Рейли были приглашены на встречу в офис ФБР в Детройте. Агент Рейнджес был там, но почти ничего не сказал. Супруги Рейли не рассказали о дополнительной электронике, которую оставил Билли, и о тех многочисленных подсказках, которые у них были, включая переписку с “Тимом”.

“Билли делал для нас работу”, – сказал агент Уотерс. “Он был чрезвычайно полезен для нашей страны”. Он сказал, что поездка в Россию не была связана с его работой в бюро.

На последующей встрече агент Рейнджес сказал, что это всего лишь совпадение, что он пришел в дом Рейли вскоре после исчезновения Билли. Он сообщил Уильяму и Терезе Рейли, что интересовался Билли, так как от него давно не было вестей.

Агент Уотерс снова заговорил о возможной статье в The Wall Street Journal, предостерегая о том, что о связях Билли с ФБР никто не должен знать. “Его могут убить”, – сказал он.

Вскоре агент Уотерс сказал, что знает больше о поездке Билли, что Билли планировал посетить Киев, чтобы увидеть прадеда по имени Джо. После этого Билли должен был встретиться со своими родителями в Польше, чтобы увидеть свою тетю Кэти.

В этих местах у Рейли не было родственников, и они не планировали посещать Польшу.

Мистер Рейли рассказал агентам об их встрече со следователями в Ростове.

Агент Уотерс посмотрел на него в полном недоумении. “Где это?” – спросил он.

“В России”, – сказал Рейли.

“А, ну да”, сказал агент. “Конечно.”

В этом году Тереза и Уильям Рейли провели в Ростове-на-Дону больше месяца. Фото: Оксана Юшко для The Wall Street Journal

Позже агент Уотерс сказал, что руководство ФБР в Вашингтоне заинтересовалось этим делом. Пола Аббате – специального агента, ответственного за офис ФБР в Детройте во время поездки Билли в Россию, повысили до заместителя директора (третьей значимой должности в рейтинге ФБР).

Агент Уотерс попросил Рейли убедить The Wall Street Journal не печатать что-либо о ФБР. Он предложил родителям встретиться с Тимоти Р. Слэйтером, тогдашним специальным агентом в Детройте, но так и не смог организовать встречу. “Все дело в том, как прикрыть задницу”, – сказал мистер Рейли.

Потерянный и найденный

Осенью прошлого года The Wall Street Journal связался с руководителем Центра содействия государству в борьбе с экстремистской деятельностью Валерием Приходько. Группа, базирующаяся в Ростовской области, помогала российским властям в таких задачах, как поимка беглецов, скрывающихся в хаосе войны на Донбассе, сказал он.

Приходько спросил, есть ли отпечатки пальцев, и они случайно оказались. Билли предоставил отпечатки, когда подавал заявку на получение лицензии на оружие. Штат Мичиган открыл к ним доступ, и The Wall Street Journal отправил их Приходько.

В 6:33 21 ноября The Wall Street Journal получил сообщение в WhatsApp. Это было одно слово на русском языке: “Найден”.

Затем пришло письмо от Приходько: “Мы нашли Рейли. К сожалению, он был убит”.

Он поделился документом, в котором говорится, что тело было обнаружено 10 июля 2015 года за пределами украинского села Дибровка, недалеко от российской границы. Это было через 16 дней после последнего сообщения Билли родителям.

Останки были похоронены в Шахтерске, в 36 милях (58 км) от Дибровки (по дороге в Донецк).

Свидетельство о смерти из Главного судебно-медицинского управления по Шахтерскому району датировано 11 июля 2015 года. В нем упоминается мужчина в возрасте от 30 до 35 лет, выловленный днем ранее из водохранилища на окраине Дибровки.

Причина смерти – “нападение с целью убийства или увечья”. В свидетельстве о смерти говорилось о “проникающих колотых ранах грудной клетки”.

Спустя более трех лет поиски Рейли закончились.

В декабре Рейли позвонили в офис ФБР в Детройте. Их звонок перенаправили агенту Уотерсу. Включился автоответчик, и миссис Рейли попросила агента ответить на звонок.

Через пару минут агент Уотерс перезвонил. Он спросил, что случилось. “Вы убили нашего сына”, – кричала миссис Рейли. – “Никогда больше не звоните нам”.

В холодный январский день Рейли смотрели на участки кладбища в районе Детройта. “Они определенно не те люди, какими были раньше”, – сказала их дочь. “Трудно даже вспомнить, как все было раньше”.

Долгое возвращение

В апреле мистер и миссис Рейли вернулись в Россию, чтобы забрать останки сына. Выехав из Ростова, они пересекли границу с Донбассом на общественном автобусе.

7 мая они прибыли в Шахтерск. На кладбище на окраине города мистер и миссис Рейли присоединились к могильщикам, окруженным кучей грязи. “Неизвестный человек” был выгравирован на кресте, обозначившем это место. Миссис Рейли опустилась на колени рядом с могилой. “Мы здесь, чтобы отвезти тебя домой”, – сказала она шепотом.

Могильщики извлекли деревянный гроб. Когда они подняли его наверх, гроб развалился в их руках, и из него вывалился черный пластиковый пакет. Как сказал мистер Рейли, его переполняли “полное отчаяние и полная ярость”.

Мистер и миссис Рейли вернулись в Россию и заказали анализ ДНК, который подтвердил, что останки принадлежали их сыну. На северном кладбище в Ростове сварщик спаял закрытую металлическую коробку, в которой находились останки Билли для отправки.

Рейли посетили ростовский тату-салон, где им набили имя “Билли” и бесконечную петлю с правой стороны запястий.

14 июня, почти через четыре года после того, как они потеряли связь с Билли, Рейли приземлились в Детройте с останками их сына в грузовом отсеке самолета.

“Я помню, как высадила его здесь четыре года назад и попрощалась”, – сказала миссис Рейли. “И сколько раз он говорил мне: “Не волнуйся”.

К мистеру и миссис Рейли в грузовом ангаре в аэропорту присоединились их дочь и родственники. Гроб с останками Билли загрузили в черный минивэн Chrysler. В этот момент сестра Билли закричала от горя, беременна сыном, которого она обещала назвать Билалом в честь брата.

Мистер и миссис Рейли смотрели, как гробовщик направляет фургон к трассе I-94, провожая Билли в последний путь.

Тереза и Уильям Рейли показывают одинаковые татуировки, которые они набили, чтобы почтить память своего сына Билли.

Источник

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук