Андрей Шталь: хроники ВП. День 13-й

  Автор:
  279

10 декабря
Средства массовой информации сообщили о том, что вчера вечером некий краматорский журналист получил в морду от бригадира рабочих, укладывающих асфальт. Дескать, представитель СМИ увидел, как рабочие укладывают асфальт в лужу и стал снимать это на телефон.

Рабочим факт съемки не понравился. Их бригадир съездил журналисту кулаком в морду, а после заставил удалить из телефона все отснятые материалы. Журналист подчинился. Тем дело и кончилось.

Позже пострадавший написал в полицию заявление о препятствовании журналистской деятельности. Фиксировать побои не стал, поскольку их явных следов не было.

Пострадавшим оказался человек, который не так давно писал на меня жалобы и доносы, требовал моего исключения из Национального Союза журналистов.

Наглый, борзый, готовый в любую минуту подставить другого ради собственной выгоды. Таким я знаю этого коллегу. Случившееся с ним не вызывает у меня никакого сочувствия.

До Майдана подобное ЧП могло получить широкий резонанс. Я помню несколько таких случаев. У одного коллеги гопота отобрала шапку, другому журналисту около ларька по пьяной лавочке подбили глаз.
Начальник милиции ходил в те дни по редакциям и рассказывал журналистом, как зарегистрировать пистолет с пневматическими пульками. После убийства телевизионщика Игоря Александрова нас опекали. Постепенно работники газет стали воспринимать себя как некую особую касту.

В корне изменила ситуацию «революция достоинства». Повсюду, как грибы после дождя, появились выросшие на западных грантах, школах блогеров и прочих демократических инициативах, общественные активисты. Отныне каждый, кто был способен без ошибок написать слово «хуй», мог назвать себя журналистом, медиаэкспертом или блогером.

Это с одной стороны. А с другой, в стране с неслыханной свободой слова были реальные убийства журналистов, «охота на ведьм», и работники СМИ, посаженные за решетку только за то, что их мнение не совпадало с общим хором. А еще были блокады телевизионных каналов неизвестными людьми и обыски в редакциях изданий, неугодных власти.

Оказалось, что журналистов можно бить, унижать, преследовать. И никому за это ничего не будет. Полиция молчала и не вмешивалась.
В 2014 году я лично писал заявления в полицию по факту поступающих мне угроз. И как следствие, я был похищен из дома и вывезен в Днепропетровск на базу добровольческого батальона «Днепр-1». Мне повезло вернуться живым.

Главное, что я понял после «поездки», — журналистский цех раскололся. Объективность сменилась пропагандой. И одни мои коллеги стали писать доносы на других.

Коллега, получивший по морде от асфальтоукладчика был в числе таких стукачей.

Дальнейший исход его дела мне известен. Вероятнее всего , полиция не станет расследовать данный факт. Ибо доказательств того, что журналиста кто-то бил нет, а сделанные им записи исчезли. А может и не было никакой видеосъемки? Может, труженик пера просто делает себе рекламу?

И вообще, о какой безопасной работе журналистов можно говорить в стране, где введено военное положение?

Что касается асфальта. Это не первый факт его укладки в дождливую погоду. Если дороги у нас будут ремонтировать как положено, по государственному стандарту, асфальт перестанет исчезать весной вместе со снегом. Нужно ли это тем, кто отмывает огромные деньги на строительных работах и ремонте дорог?

Источник

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук