Андрей Шталь: хроники ВП. День 17-й

  Автор:
  170

14 декабря
В темное время суток с гитарой за плечами я перемещаюсь из пункта «А» в пункт «В».

«Встанем, как и прежде, —
палец на струну –
в яростной надежде
Выиграть войну», — напеваю я сам себе недавно разученную песню Александра Городницкого.

Я ловлю себя на мысли, что вместо гитары в чехле может оказаться автомат или снайперская винтовка. Военное положение, как-никак, а по стране ходит огромное количество нелегального оружия. Человек с черным чехлом, идущий мимо стратегических важных объектов, мостов, сосредоточения военных и полицейских способен вызвать подозрение.
Мой город застыл в двойственном ожидании. С одной стороны, пятница, впереди выходные и с каждым днем все заметнее и заметнее подготовка к встрече нового года.

Другое ожидание связано со страхом и кровью. Проведение «объединительного» собора, на котором должны объявить о создании украинской поместной церкви, запланировано уже на завтра. Во что оно выльется – неизвестно.

Из разных источников поступает информация об эскалации конфликта. В ДНР еще несколько дней назад заявили, что им стало известно о запланированном на 15 декабря украинском наступлении . В связи с угрозой силы республики были приведены в боевую готовность. В свою очередь, командование штаба ООС сообщило напряженной обстановке на Мариупольском направлении. По трассе целый день куда-то едут бензовозы.

Виртуальная знакомая, бывшая соотечественница, давно уже переехавшая в Москву спрашивает на днях в письме: «Как вы там? Нам в новостях передают, что Порошенко начал войну».
Успокаиваю: «У нас все нормально».

Сам же вспоминаю лето 2014 года, когда Краматорск не сходил со страниц информационных лент. Город подвергался артиллерийским обстрелам.

Но был интернет. Я забивался в угол с ноутбуком подальше от окна, чтобы вдруг не накрыло миной. Огромное количество людей, которых я не знал лично, но общался на литературных сайтах, предлагали в те дни помощь моей семье. Валера Фиатик звал в Минск и готов был выслать деньги на поездку, Ира Гришина жертвовала дачей в Подмосковье, Ира Карлова звала в Кривой Рог, а Костя Ушелец – в деревню под Ебургом.

Если бы, на самом деле мне тогда пришлось бежать, я бы, скорее всего, поехал за Урал. Но с поездкой не сложилось. Война продолжается. Люди гибнут, так и не узнав, чем же закончится это мировое противостояние. Недавно сообщили, что Кости-Ушельца больше нет.

А я иду с гитарой наперевес. За четыре с лишним года я научился воевать при помощи песни и слова. Вокруг меня все те же боль, слезы, унижение и страх.

Источник

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук