Беспамятство и отупение. К годовщине смерти Георгия Жукова

  Автор:
  252

На днях, 18 июня 2019 года, исполнится 45 лет, как ушёл из жизни выдающийся советский военачальник, легендарный маршал Победы, отмеченный во время Первой мировой войны двумя Георгиевскими крестами, а также бесчисленным количеством отечественных и иностранных наград во время Второй мировой, четырежды Герой Советского Союза Георгий Жуков

Сейчас на Украине о Георгии Константиновиче стало принято говорить либо с зашкаливающей ненавистью («мясник», «военный преступник» и т.д.), либо с интонацией словно бы извинения: мол, я методов Жукова не разделяю, он нехороший человек, однако является частью истории и т.п. Поразительно: Жуков, сделавший для освобождения Украины чрезвычайно много, оказался ею же оплёван — одновременно с возвеличиванием абверовцев из «Нахтигаля» и «Роланда», полицаев из шуцманшафтов, эсэсовцев из «Галичины». Но это всё взаимосвязанные вещи.

Георгий Жуков родился 19 ноября (1 декабря по новому стилю) 1896 года в селе Стрелковка Калужской губернии. С юности работал скорняком в мастерской своего дяди в Москве, летом 1915 года призван в царскую армию, где неоднократно отличился на поле боя. Революцию, как и многие солдаты, поддержал, вступил в Красную армию. Был кавалеристом, командиром эскадрона, участвовал во многих сражениях и подавлении Антоновского восстания — и это первое, за что его критикуют нынешние либералы. Характерно, что при этом они считают невинной жертвой сталинских репрессий командовавшего подавлением этого восстания товарища Тухачевского, применявшего против крестьян практически все способы ведения тогдашней войны.

После войны Жуков остался в армии и постепенно поднимался по военной лестнице. Его первые действительно серьёзные назначения относятся к середине 30-х годов, накануне эпохи репрессий. Когда они начались, на окружной партийной конференции Жукову были выдвинуты обвинения, что он «не разглядел врагов народа» и «политически близорук». С солдатской прямолинейностью он отправил возмущённую телеграмму Сталину и Ворошилову, ответа не получил, но больше его не трогали.

Более того, разгром старых военных кадров РККА дал возможность для стремительного карьерного роста нового поколения командиров. 22 февраля 1938 года комбригу (командиру бригады) Жукову было присвоено звание комдива (командира дивизии).

Его первым большим делом стал разгром японцев при Халхин-Голе в 1939 году, куда его послали выправить весьма неблагоприятную для советских войск ситуацию. В результате нам не только удалось избежать поражения, но и нанести противнику решительный удар, разгромивший его. Напомню, это было время переговоров СССР с Германией о подписании договора о ненападении, и бои у Халхин-Гола сыграли не последнюю роль в окончательном решении Советского правительства: призрак войны на два фронта в те дни замаячил особенно отчётливо. И напротив: разгром японцев надолго отвадил Империю восходящего солнца от совместных действий с Германией — заключение договора о ненападении между СССР и Германией они восприняли как измену Гитлера — своего вроде бы верного союзника.

Первыми и очевидными приобретениями конкретно для Украины после заключения договора о ненападении между СССР и Германией стали вхождение в состав УССР польской части Украины, а чуть позже румынской Буковины и Южной Бессарабии, оккупированной Румынией после распада Российской империи. Советский Союз этой аннексии никогда не признавал и в 1940 году советские войска под командованием уже комкора Жукова очистили от румын Бессарабию и Буковину. На карте появилась Молдавская ССР, а Украина приросла новыми областями, на которые Румыния сегодня снова засматривается.

Как остроумно заметил по этому поводу популярный блогер Макс Бужанский: «Триста раз говорили, просили, умоляли, сидите молча, и забудьте навсегда вспоминать, не то что критиковать пакт Молотова-Риббентропа. Ибо на нем, как на прищепке, держится вся наша территориальная целостность. И как только возникает дивная идея признать его преступным, всё. Наши соседи обязательно придут за тем, что покажется им своим, не сегодня, так через 15 лет!.. Как только вы произнесли фразу «преступным путем», вы эту кровь выплеснули на карту собственной страны. Удивительные люди, и ведь предупреждали же бесконечное количество раз». Как говорится, горохом об стену.

Войну Г.К. Жуков встретил, находясь в должности начальника генштаба РККА, потому некоторые исследователи ставят именно ему в вину неготовность советских войск к нападению гитлеровской Германии. Хотя не факт, что за столь короткое время (с февраля 1941 года) в принципе можно охватить все вопросы военного строительства, не говоря уже о том, чтобы игнорировать политическую линию Сталина на мирное сосуществование с воевавшей на западе континента Германией. Однако в генштабе иллюзий никто не строил: войны ждали, к ней готовились, правда, мало кто ожидал столь скорого и мощного удара.

Когда стало понятно, что войны не избежать, вечером 21 июня Жуков лично обзванивал командующих округами, пытаясь использовать последний шанс для приведения войск в боевую готовность. Это ещё и к тому, что Сталин, дескать, полностью прогавал нападение гитлеровской Германии, а потом впал в ступор (опровергается журналом совещаний у Сталина в эти тяжелейшие дни). Вот здесь и начинается огромный массив претензий не только к самому Иосифу Виссарионовичу, но и к будущему заместителю Верхового Главнокомандующего — Георгию Жукову.

В дискуссии, разразившейся на странице харьковского городского головы Геннадия Кернеса в «Фейсбуке» после сноса майданщиками памятника Г.К. Жукову, звучали сотни полярных мнений. Например, некая Валентина Дмитриевна Кошелева: «Жуков — это который, когда надо разминировать поле от противотанковых мин, посылал на поле пехоту. На вопрос, не жалко ли ему бойцов, отвечал, что это сопутствующие потери при атаке противника. Зато танки целы. Жуков — это тот, кто под фашистские пули пускал босых и безоружных мальчиков 13-16 лет, чтоб у фашистов пули закончились и можно было следующей волной отправлять вооруженные отряды…»

Читаешь такое (а такого там много) и удивляешься: откуда у людей подобные дикие сведения. Как написал один из них, «сейчас источников много». Мол, дремучие «совки» источников не знают. Отчего же: миф о разминировании бойцами минных полей имеет своих конкретных авторов. Якобы «мемуары» Дуайта Эйзенхауэра в трактовке отечественных мстителей прошлому — типа мастера отечественного «киномыла» Эдуарда Володарского: «Генерал Эйзенхауэр в своих воспоминаниях пишет, как он увидел под Потсдамом огромное поле, устланное трупами русских солдат. Выполняя приказ Жукова, они штурмовали город в лоб под кинжальным огнём немцев. Вид этого поля поразил Эйзенхауэра. Ему стало не по себе, и он спросил Жукова: «На черта вам сдался этот Потсдам?» А Жуков, — я, говорит, точно помню это, — ответил: «Ничего. Русские бабы ещё нарожают!»»

Ложь. В мемуарах Эйзенхауэра говорится, как он обсуждал с Жуковым некоторые бои, в которых им приходилось участвовать. В частности, если войска вышли на границу минного поля, а с противоположной стороны этого поля противник ведёт массированный обстрел, то немедленная атака через неразминированное поле влечёт меньшие потери личного состава, нежели попытка остановиться до подхода сапёров. Дословно: «Маршал Жуков поделился со мной приёмом из собственной практики, объяснив его, насколько я помню, так: существуют два вида мин: противопехотные и противотанковые. Когда мы подходим к минному полю, наша пехота атакует, как будто его там нет. Потери от противопехотных мин мы считаем примерно равными тем, которые причинили бы нам пулемёты и артиллерия, если бы немцы решили защищать этот участок большими силами войск, а не минными полями. Атакующая пехота не подрывает противотанковые мины, поэтому после прорыва через минное поле она создает плацдарм, после чего подходят саперы и прокладывают пути для техники». То есть речь идёт, напротив, о минимизации потерь среди топчущихся под огнём противника войск, а не о разминировании пехотой противотанковых мин, что в принципе невозможно по причине разного веса танка и пехотинца.

Насчёт «бабы ещё нарожают». Ложь. Это вообще расхожая фраза, которую пропагандисты приписывали кому угодно — Петру I, Николаю I, Николаю II. И нигде — от императоров до маршала — ей нет дословного подтверждения, не говоря уже о мемуарах Эйзенхауэра. В вышеупомянутой дискуссии на странице харьковского городского головы комментатор Алексей Мельниченко пишет: «А как быть с высказыванием Жукова об украинцах при форсировании Днепра? Когда стал вопрос об обеспечении новобранцев, Георгий Жуков заявил: «Обмундировывать и вооружать этих хохлов? Все они предатели! Чем больше в Днепре потопим, тем меньше в Сибирь после войны ссылать». Забыть и проглотить? Так, что ли?» Нет, не так.

Свидетельство о том, что надо «топить хохлов», принадлежит некоему Юрию Николаевичу Коваленко, 13 мая 1926 года рождения, который заодно сообщил украинским журналистам, что он в 1941 году, будучи 15-летним сержантом на офицерской должности командира взвода минёров, взял в плен немецкого капитана-танкиста, за что ему сразу присвоили звание лейтенанта, потом он спас от разрушения Успенский собор в Киеве, в боях под Сталинградом получил пулю в сердце, которое в этот момент сжалось и не повредилось, о чём доложили самому Сталину, потом взял в плен генерал-фельдмаршала Паулюса, пил на приёме с Жуковым и наблевал ему на мундир, стал офицером по особым поручениям у Ватутина (где он, присутствуя на совещаниях высшего комсостава, якобы услышал жуткие высказывания Жукова), потом перегонял американские самолёты, в том числе «Боинги», которые американцы не поставляли, был сбит японским камикадзе на высоте 6 тысяч метров, после войны в 1947 году летал бомбить восстание бурятской (?) интеллигенции, но сбросил бомбы в тайгу. Ну, и так далее, и тому подобное. В 1985 году награждён юбилейным орденом Отечественной войны (больше ничего о его геройствах на официальном сайте награждений «Подвиг народа» нет).

Противореча россказням спасителя бурятской интеллигенции пана Коваленко, многочисленные приказы Жукова, наоборот, требуют беречь личный состав. 27 января 1942 года: «Части 49-й армии преступно ведут лобовые атаки…, неся громадные потери… Если вы хотите, чтобы вас оставили в занимаемых должностях, я требую: прекратить преступные атаки в лоб населенного пункта. Прекратить атаки в лоб на высоты с хорошим обстрелом. Наступать только по оврагам, лесам и мало обстреливаемой местности». 15 марта 1942 года: «В армиях Западного фронта за последнее время создалось совершенно недопустимое отношение к сбережению личного состава. Командармы, командиры соединений и частей, организуя бой, посылая людей на выполнение боевых задач, недостаточно ответственно подходят к сохранению бойцов и командиров… Особенно плохое отношение к сбережению людей существует в 50-й, 10-й армиях… Выжечь каленым железом безответственное отношение к сбережению людей, от кого бы оно ни исходило». Г.К. Жуков — командующему 49-й армией И.Г. Захаркину: «Напрасно вы думаете, что успехи достигаются человеческим мясом, успехи достигаются искусством ведения боя, воюют умением, а не жизнями людей». И подобных примеров десятки.

Вы ещё в качестве доказательства «кровожадности» Жукова приведите геббельсовскую листовку 1944 года — «приказ» о выселении «миллионов украинцев» в «отдельные районы СССР», фальшивку многократно опровергнутую с момента её первой публикации в 1992 году в газете «Литературная Украина» (опровержение было опубликовано и в самой «Литературной Украине»). Ничего: и приводят, и верят. Откуда эта болезненная страсть к употреблению помоев?

На самом деле потери у «мясника» Жукова в процентном отношении были меньше, нежели у других командующих фронтами: «Безвозвратные потери Западного фронта под командованием Г.К. Жукова составляют 13,5 процента от общей численности войск, а Калининского 14,2 процента. В Ржевско-Вяземской операции у Жукова — 20,9, а у Конева — 35,6 процента; в Висло-Одерской — 1-го Белорусского фронта 1,7, а 1-го Украинского — 2,4 процента; в Берлинской операции, где наиболее крупная и сильная группировка противника противостояла 1-му Белорусскому фронту, потери 1-го Белорусского фронта — 4,1, а 1-го Украинского фронта — 5 процентов. Потери 2-го Украинского фронта (Р.Я. Малиновского) в Будапештской операции в 1,5-2 раза больше, чем в Берлинской операции Г.К. Жукова. И так во всех операциях» («Г.К. Жуков в битве под Москвой». Сборник документов. М., 1994). 
Дискуссию можно продолжать долго и по каждому конкретному эпизоду, но это не формат для обычной статьи. Так же можно и дальше судить о маршале Жукове по художественным произведениям Астафьева и книгам перебежчика Резуна-Суворова, а государственный ум Ришелье оценивать по «Трём мушкетёрам». Не был боевой маршал и сладким крендельком, но именно благодаря целой плеяде талантливых военачальников, в том числе и заместителю Верховного Главнокомандующего Г.К. Жукову, стала возможна Победа над нацизмом.

Подвиг всего народа подразумевает общность усилий и общность свершений, которые находятся в основе единой исторической памяти людей, проживающих в бывших республиках Советского Союза. И именно по этой общей памяти сейчас наносится целенаправленный удар, именно её разрушение является стратегической целью.

Надо осознавать, что в понимании национал-пропагандистов и их кукловодов сейчас идёт большая война против России, а на войне все средства хороши, включая ложь, подтасовки и оболванивание масс. Книга мемуаров Георгия Константиновича Жукова назвалась «Воспоминания и размышления», а нас загоняют в эпоху беспамятства и отупения. Отупения, поощряемого извне и приветствуемого теми, кто заинтересован в сохранении сложившегося чудовищного положения дел. Но нам-то зачем оно нужно?

Источник

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук