«Черные дни Украины». Война на Донбассе в фотографиях Валерия Мельникова

  Автор:
  383

Валерий Мельников: главная сторона любого конфликта — мирные жители
21 сентября в петербургском арт-пространстве «Лофт Проект Этажи» в шестой раз открылась выставка финалистов конкурса World Press Photo. В этом году на конкурс поступило свыше 80 тысяч снимков, сделанных фотографами из 125 стран. Фотокорреспондент МИА «Россия сегодня» Валерий Мельников стал победителем в номинации «Долгосрочный проект». Его проект «Черные дни Украины» рассказывает о конфликте на юго-востоке Украины, на Донбассе. Он был снят в течение трех лет с самого начала конфликта по сегодняшний день. Лауреат рассказал в интервью корреспонденту Кириллу Чулкову о своих командировках на Донбасс и отношении к войне.

Local resident Catherine Chernukhina (75) while distributing humanitarian aid in village of Veseloe
Raisa Shipulya (85) one of the last residents of the destroyed village of Zhelobok . One kilometers from the frontline
A house destroyed during an air attack in the village of Luhanskaya
The boy in the basement of the destroyed school in village of Shahty 6/7, Donetsk region, Ukraine
Despite the ongoing cease-fire regime, both sides blame each other for breaking it.
Every night thousands of people living at the front line in Donbass go underground to survive until morning.
The boy in the blood transfusion department at a hospital in Gorlovka
A smoke in the city of Luhansk during an artillery attack
Cars burned by gunfire in village of Lozovoe in Donetsk region. Three kilometers from the frontline
A woman escapes from a fire during an artillery attack in Krasnodon highway. Two kilometers from the frontline
A local resident killed during an air attack in the Luhanskaya village.
Civilians escape from a fire at a house destroyed by the air attack in the Luhanskaya village
Destroyed plane after shelling near the city of Luhansk
A man inspects damaged building in the Mirny district of Luhansk
The member of the «Russian Bear» patriotic-military club during training in Donetsk
Two sisters in a bomb shelter on the outskirts of Donetsk. They spent more than two years in the basement of an abandoned bomb shelter since the beginning of the war in the Donbas
A funeral of a boy Vanya Ermilov (7) who was killed during the shelling village of Luhanskaya
A citizens in the village of Luhanskaya after the air attack
Relatives mourn Vladimir Yermilov and his son Vanya who were killed in the air strike
The consequences of the shelling of the Veseloe village near the Donetsk airport
Member of the Prizrak («Ghost») brigade on the fighting frolntline near the city of Lesichansk
Destroyed car in the village of Veseloe in Donetsk region. Less than thirty residents left in the village after the outbreak of hostilities
Refugee family and their child in the bus at the border crossing point Izvarino in Luhansk region
A citizen outside her house destroyed during the shelling Luhansk
A funeral of Vladimir Tcymbalist in the Chernukhino village
Man watering flowers on a street in the destroyed village of Spartak. One kilometers from the frontline
A funeral of a boy Vanya Ermilov in the Luhanskaya village

— Валерий, расскажите о вашей первой командировке на Донбасс. Какие у вас тогда были впечатления?

— Всю весну 2014 года было достаточно спокойно по сравнению с тем, что начало происходить в июне-августе. Впервые я приехал в Луганск 6 июня. Эти фотографии сделаны в течение, по-моему, шести командировок разной длительности — от двух месяцев до двух недель.

Когда я приехал в Луганск, город еще был наполнен людьми, напоминал в своей жизни мирный город. Хотя уже на улицах было много военных и людей с оружием. Какие-то блокпосты стали появляться, отдаленные обстрелы. В городе еще ничего не было, но какое-то ощущение надвигающейся катастрофы уже в воздухе висело.

И я четко запомнил тот день, когда я понял, что все. Центр города — и никого больше нет, очень много людей уехали, а кто не уехал, не выходят из домов.
Тогда было очень жарко. И вот эта звенящая жара и просто пустые улицы, на которых изредка встречались военные с оружием. Военные машины, проносящиеся по абсолютно пустым улицам. Не работал общественный транспорт, не работало такси. Был полный запрет на передвижение частного транспорта. И постоянно, каждый день сирена воздушной тревоги. Напоминало какие-то такие ощущения, как при просмотре фильмов о Великой Отечественной.

— Расскажите про историю создания снимка, где женщина с мужчиной выбегают из горящего дома, этот кадр стал одним из самых запоминающихся кадров той весны.

— Это станица Луганская в 10-15 километрах от города Луганск. Я был в Луганске, и пошла неподтвержденная информация, что по станице, предположительно, был нанесен авиаудар. Какие-то официальные органы самопровозглашенной республики не опровергали и не подтверждали информацию, но по социальным сетям уже это проходило. Мы с водителем решили ехать и буквально через 20-30 минут были на месте.

Когда приехали, я увидел, что просто целая улица в поселке уничтожена. Дома разрушены, много домов горит, погибшие люди лежат на улице, прикрытые тела, кто-то оплакивает своих родственников. Это очень тяжело было видеть.

В какой-то момент в воздухе появился шум, как будто что-то пролетело. Люди стали разбегаться, я тоже вместе с ними. Мы забежали в какой-то подвал. Услышали шум самолета и после этого взрывы.

— А вообще приходилось бывать под обстрелом?

— Было пару раз, да. Не могу сказать, что прямо вокруг меня рвались снаряды, но были ситуации, когда вместе с мирными жителями просто падали в траву. Когда слышишь свист мин — поначалу не понимаешь, в твою сторону летит — к тебе или от тебя. А через какое-то время звук летящей в твою сторону мины начинаешь чувствовать. Тогда падаешь уже инстинктивно.

— А вы как штатный фотограф МИА «Россия сегодня» что обычно снимаете?

— У фотографа агентства спектр широчайший. Я люблю серьезные темы, которые не только оставляют какой-то след в моей карьере, но и влияют на людей. Потому что в основном рутинная ежедневная работа в агентстве — она очень быстро пропадает. Ты снял какое-то мероприятие, быстротекущее событие, к вечеру этого же дня или на следующий день об этом уже никто не вспоминает, и эти фотографии уже никому не нужны.

И они не затрагивают каких-то серьезных тем, проблем. Но все-таки настоящая большая журналистика живет, ее двигают серьезные проблемы человечества.

— Что принесла вам, миру, агентству эта победа?

— Для меня это в первую очередь колоссальное расширение зрительской аудитории. Потому что огромное количество людей может увидеть эти фотографии не только в интернете, но и в напечатанном виде, большими. Это тоже очень важно, другое восприятие.

Также важно, чтобы как можно больше людей увидело мой взгляд на проблемы мирных жителей Донбасса. Потому что мой проект посвящен исключительно мирным жителям. Он не о том, кто виноват, какие одни хорошие или какие другие плохие, а о том, что мирные жители, люди без оружия и на этой войне, и на любой другой войне страдают больше всего.

Люди с оружием, на мой взгляд, более защищены. И зачастую это их личный выбор — взять в руки оружие. А у мирных жителей на войне нет выбора. Это не их выбор.

Я думаю, мои фотографии могут повлиять на тех людей, которые никогда не сталкивались с войной, которые живут мирной комфортной жизнью. Это позволит им немножко, может быть, где-то встряхнуться, по-другому посмотреть на свою жизнь, начать ценить ее, беречь то, что у них есть, и по-другому относиться к себе, к окружающим. Стараться не допускать даже маленьких конфликтов, из которых может начаться большая война.

Естественно, помимо всего прочего я снимал и какие-то фрагменты боевых действий, и людей с оружием. Потом я полностью отказался от использования этих фотографий, потому что я не вижу смысла в фотографиях, на которых один человек стреляет в другого.
Я подумал — что я несу людям? Можно сделать крутую фотографию, это иногда удается, и нужно отдать должное мужеству людей, которые умеют это снимать. Но на мой взгляд, кроме внешнего эффекта, ничего более нет в этой красивой картинке.

Для меня важно, пусть это будет не настолько эффектная фотография, но наполненная более глубоким содержанием, эмоциями, состоянием людей. Потому что я все-таки пришел к мысли со временем, что самая главная сторона конфликта — это не те, кто воюет, а те, кто между ними — мирные жители.

Источник

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук