ГЛОБАЛЬНАЯ ОХОТА ЗА ЛЕКАРСТВОМ ОТ КОРОНАВИРУСА

  Автор:
  191

Эксклюзивный перевод и адаптация статьи Financial Times от Klymenko time.

Коронавирус стал вызовом не только для политиков, но и для фармацевтов, ученых и врачей. А связано это, прежде всего, с очередной борьбой за первенство в создании вакцины от COVID-19.

На данный момент проводятся испытания ТРЕХ основных способов лечения: противовирусными препаратами, противовоспалительными средствами и лечением на основе антител.

Противовирусные:

В ход идут препараты для лечения Эболы, ВИЧ, гриппа и малярии, которые не дают вирусу копировать себя и распространяться. Считается, что такой способ лечения лучше работает на ранних стадиях заболевания.

Вирус использует такой же механизм для копирования себя, как Эбола, что дает некоторым экспертам надежду на препарат Ремдесивир. Он уже показал эффективность против других коронавирусов в исследованиях на животных.

Сроки также были важны в раннем исследовании комбинации лекарств против ВИЧ, чьи показатели выживаемости были лучше, когда пациенты принимали антивирусный препарат ранее при заболевании.

Противомалярийный хлорохин имеет два явных преимущества перед ремдесивиром: он является универсальным, поэтому, вероятно, будет гораздо дешевле.

Первые результаты клинических испытаний в Китае вызвали энтузиазм по поводу второго противовирусного препарата — Фавипиравира — после сообщений о более быстром времени выздоровления у пациентов, принимавших препарат.

Противовоспалительные:

Предназначены для таких заболеваний, как артрит. Такие препараты полезны на последних стадиях заболевания потому, что иммунная система пациентов перегружена.

Антитела:

По сути, плазма от выздоровевших пациентов вливается в тяжелобольных. Производители лекарств стремятся усовершенствовать процесс, усиливая действие антител или создавая искусственные, которые будут более эффективными. Лечение на основе антител может иметь важное значение для оказания помощи наиболее пострадавшим и стратегически важным работникам.

Большинство производителей лекарств рассматривают возможность улучшения процесса для создания концентрированного и очищенного продукта или создания искусственных антител, часто вырабатываемых у мышей.

TAKEDA, крупнейшая азиатская фармацевтическая компания, начала изучать терапию, полученную из плазмы, после того, как та доказала свою эффективность против острого респираторного синдрома SARS в 2002-03, так и ближневосточного респираторного синдрома MERS в 2009 году. Но лечение не будет широко доступным — плазма должна быть пожертвована выздоровевшими пациентами.

Фармакологи сталкиваются с аналогичными проблемами, с которыми сталкиваются разработчики вакцин – время. Когда у них появятся необходимые доказательства, новый вирус может исчезнуть. Но, по крайней мере ясно, что Covid-19, может стать долгосрочной проблемой. В добавок к этому, любая продукция должна пройти клинические испытания и сертификацию.

Но, все-таки у инвесторов, властей и у фарминдустрии есть надежда, что скоро мы увидим эффективное лечение, не надеясь на случай. Тем более, кризис, к которому привел коронавирус, говорит о необходимости изменения ряда подходов к принятию тех или иных решений.

Klymenko Time

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук