Иосиф Кобзон: Мгновения длиною в жизнь

  Автор:
  104

«Значение Донбасса в моей жизни огромное и определяющее. Здесь прошли мои детство, отрочество, юность. Отсюда – моё гражданское становление. Донбасс – моя стартовая площадка. И первые друзья, и понимание самоценности труда, патриотизма, дружбы, настоящих человеческих отношений». Иосиф Давыдович Кобзон.

Детство и юность

Ключевую роль в жизни Иосифа Кобзона сыграла его мама Ида Исаевна. На протяжении всей своей жизни она была для сына главным нравственным ориентиром. Ей пришлось довольно рано повзрослеть, поскольку отец покинул семью, когда девочке едва исполнилось 13 лет. В столь юном возрасте Ида начала зарабатывать себе на жизнь выращиванием и продажей табака, затем устроилась на деревообрабатывающую фабрику. Получив высшее образование, Ида Исаевна начала работать в правоохранительных органах и в связи со службой часто меняла место жительства. Будучи назначенной народным судьей в г. Часов Яр, она переехала сюда со своим мужем – Давидом Куновичем Кобзоном. В этом городе 11 сентября 1937 г. и родился их сын Иосиф.

Накануне Великой Отечественной войны семья Кобзонов жила уже в другом городе — во Львове, откуда отец ушел на фронт политруком. В 1943г. его контузило и после лечения он был демобилизован. Однако к родным он не вернулся — создал новую семью и обосновался в Москве.

В 1944 г. семья И. Кобзона вернулась из Узбекистана, где находилась в эвакуации, и поселилась в г. Краматорск. Там Иосиф пошел в первый класс местной школы № 6. Его отчимом стал фронтовик Моисей Раппопорт. Кроме двух родных братьев и сестры, у Иосифа появились еще два сводных брата.

С ранних лет Иосифу было присуще чувство долга, ответственности за близких. Он мечтал стать известным и полезным человеком не только для родных и своего окружения, но и для всей страны. Еще в детстве он осознал: чтобы чего-то достичь в жизни, необходимо серьезно и упорно учиться, получить хорошее образование. Сколько помнит себя Иосиф Давидович, он любил петь и дома, и во дворе, в художественной самодеятельности в школе и в Днепропетровском горном техникуме. Родители всячески поощряли его увлечение.

Первые публичные выступления будущего артиста состоялись в техникуме. Здесь же Иосиф увлекся боксом и выиграл даже чемпионат Украины.

Метод, на который полагался Кобзон, — это, по его же выражению из книги «Как перед Богом», «дурная сила»: «Я, как дурак, вознесся от того, что выиграл четыре боя. И вот дальше оказалось, что нет мне весового партнера. Есть партнер меньше меня по весу на категорию, но выше меня разрядом, да к тому же левша. И хотя я с левшой никогда не работал, я сказал: «Какая проблема? Я согласен…». И вышел на ринг. И он меня тут же нокаутировал, чтобы я больше не воображал, что 181 сантиметр роста, 70 килограмм веса и дурную силу можно противопоставить лучшим знаниям и умению».

Всего же в любительской карьере Кобзона-боксёра – 18 побед и 4 поражения.

Творчество

В ансамбле песни и пляски Закавказского военного округа, где Кобзон проходил службу в армии, он окончательно понял, что горное образование – не его путь. Его учителем пения после увольнения в запас стал Леонид Терещенко – руководитель хора Днепропетровского Дворца студентов. Он занимался с учеником по индивидуальной программе, понимая, что перед ним уникальный талант. Позаботился педагог и о том, чтобы его ученик не голодал. Он устроил Кобзона на работу в химико–технологический институт, где парень несколько месяцев за довольно скромную зарплату протирал спиртом противогазы в бомбоубежище. Терещенко готовил Кобзона к поступлению в Одесскую консерваторию, но Иосиф сумел поступить в более престижный вуз – Государственный музыкально–педагогический институт им. Гнесиных.

В 1958 г. И.Д. Кобзон работал в цирке на Цветном бульваре в программе Марка Местечкина «Куба, любовь моя!», где исполнял одноименную песню А. Пахмутовой. Первое выступление Кобзона, сохранившееся на пленке, — в «Голубом огоньке» как раз с этой композицией, где он в образе кубинского барбудос, с бородой, как у Эрнесто Че Гевары, с пистолетом-пулеметом наперевес.

С 1959 г. Иосиф Давыдович был солистом Всесоюзного радио, а затем – солистом–вокалистом «Росконцерта» и  «Москонцерта». В советские времена артист исполнял лирические и патриотические песни. Популярность и известность ему принесла песня Л.Ошанина «А у нас во дворе». В 1960–е гг. у Кобзона сформировалась собственная исполнительская манера: техника бельканто, внимание к слову и поэтической интонации.Он участвовал и побеждал в международных конкурсах в Сопоте, Будапеште, Берлине, Варшаве. В 1964 г. И. Кобзон был удостоен звания «Заслуженный артист Чечено–Ингушской АССР, а в 1986 г. – «Народный артист СССР».

Сольная карьера певца сложилась в начале 1970–х гг. Самый первый выпуск «Песни года» (1971 г.) открывался песней Оскара Фельцмана и Роберта Рождественского «Баллада о красках» в исполнении И Кобзона. Выступления и концерты артиста состоялись более чем в ста странах мира. В 1980–х гг. он записал на грампластинках и вернул слушателям большое количество лирических и шуточных песен тридцатых годов из репертуара В.Козина, И.Юрьевой, К.Шульженко, К.Сокольского, А.Погодина, Г.Виноградова. Всего же в репертуаре Кобзона – более трех тысяч песен: русские, украинские, еврейские, патриотические, гражданские, советские, бардовские, классические романсы, ариозо, песни, посвящённые Великой Отечественной войне. Клавишник Петр Подгородецкий, работавший в группах «Машина времени» и «Воскресение», несколько лет ездил на гастроли вместе с музыкальным ансамблем Иосифа Кобзона. Он рассказывал, что коллектив должен был знать около тысячи песен, при этом музыкантам были не нужны ноты, а певец вообще не пользовался подсказками: он помнил не только тексты, но и любое интонирование и модуляции, причем независимо от того, на каком языке надо петь, — на русском, английском или идише.

В честь своего 60–летия в 1997 г. И.Кобзон дал юбилейный концерт «Я песне отдал все сполна» в Государственном Центральном концертном зале «Россия», который продолжался более 10 часов. По словам артиста, у него не было цели ставить рекорды. «Просто жажда такая — не всеядность. Боялся чего-то не допеть, не спеть важные для публики и для меня песни».

«17 мгновений весны»

Главной песней Иосифа Кобзона зрители назвали «Мгновения». Более проникновенно, чем он, эту композицию не удалось никому исполнить.

На озвучивание картины «Семнадцать мгновений весны» пробовались несколько популярных эстрадных артистов. Среди них — Вадим Мулерман и Муслим Магомаев. Магомаев, будучи тогда уже суперзвездой, одним из первых сделал записи песен к фильму. Он был уверен, что выберут именно его. Однако в сериале зазвучал голос Иосифа Кобзона. Магомаев страшно огорчился и даже обиделся… В своей книге «Любовь моя — мелодия» Муслим Магомаев вспоминал«Татьяна Лиознова пригласила меня записать песни к «Семнадцати мгновениям весны». Я записал, но, увы, мой голос не соединился с образом советского разведчика Штирлица-Тихонова. Татьяна Михайловна просто сказала: «Нет». (Эта маленькая женщина умеет сказать с жесткой безапелляционностью.) И предложила переделать. Я отказался: я такой, какой есть, и подделываться под разведчика не могу, не хочу и не буду. Я никогда ни под кого не подстраиваюсь. Под Сыщика из «Бременских музыкантов», пожалуй, ещё мог бы – все-таки там вольная игра. А тут… Серьёзней не бывает.
Манера пения и характер голоса Иосифа Кобзона как нельзя лучше совпали с образом Штирлица. Я так и сказал Лиозновой, послушав запись Иосифа: «Не надо было, Татьяна Михайловна, приглашать меня. Вы же прекрасно знали и мой голос, и мою манеру». И она согласилась».

В свою очередь Татьяна Лиознова об этой истории вспоминала так:

«Пробовали мы многих. Но остановились на Магомаеве, перед которым я всегда преклонялась. Мы даже успели его записать — перед его отъездом на стажировку в Милан. Считаю, отечественное кино потеряло в лице Муслима отличного актера. Красавец, фактурный, характерный, с замечательным голосом… Очень хотела снять его в какой-нибудь картине, мы даже обсуждали это. Не случилось. Но уж в том, что песни в «Мгновениях» должен исполнять Магомаев, я не сомневалась. Встретились, я рассказала, что у песен в моем фильме весьма жесткие берега, что мне нужна не демонстрация голосовых данных, а внутренняя энергия, нерв. Словом, добивалась вполне определенного звучания. Магомаев сказал: «Наверное, не справлюсь». И тогда решили выбрать Кобзона. Но все равно у меня не было чувства, что песни звучат «изнутри» фильма, соответствуют сдержанной и глубокой манере игры Тихонова. Я сказала Иосифу: «Забудьте, что вы Кобзон». И он «забыл». И получилось то, что получилось...».

Афган и Чернобыль

Иосиф Давыдович всегда имел активную гражданскую позицию. В июне 1986 года, через полтора месяца после взрыва Чернобыльской АЭС, для ликвидаторов последствий аварии был организован концерт с участием Кобзона. Клуб рядом со зданием горадминистрации, где состоялся концерт, находился в километре от эпицентра взрыва, оттуда можно было видеть реактор. В респираторе Кобзон, конечно, петь не мог. Из солидарности ликвидаторы тоже начали снимать маски.

Когда певец отыграл выступление, в клуб заявилась вторая смена. Он спел и для них. Затем — третья. И еще один концерт. Кобзон признавался, что под конец у него в горле было резкое першение, «будто стружка попала». Выступление длилось около четырех часов. Спустя 20 лет у Кобзона обнаружат «чернобыльский автограф» — рак. Врачи не исключают, что болезнь, с которой певец будет бороться до конца жизни, — следствие тех четырех часов без респиратора в нескольких километрах от реактора.

Наш земляк неоднократно выступал с концертами и в «горячих» точках: Афганистане, Чечне, позже – в Сирии и Донбассе. В марте 1969-го он выступал на Нижне-Михайловской погранзаставе у острова Даманский. Кобзон рассказывал, что петь ему пришлось на плацу, заполненном свежесколоченными гробами, в которых лежали убитые солдаты. «Я стоял над их телами и, стараясь не смотреть под ноги, исполнял написанную по горячим следам Яном Френкелем и Игорем Шафераном песню «Двадцатая весна»: «Спите, мальчики, спите спокойно, солдаты! Будет высшей наградою вам тишина», — рассказывал впоследствии Кобзон.

Перед советскими солдатами в Афганистане он выступал девять раз. Пел, по его словам, и под обстрелами — однажды взрывной волной сорвало крышу с модуля, который использовали в качестве концертного зала. В Чечню Кобзон дважды приезжал в 1997 году, после подписания Хасавюртовских соглашений. Он встречался с Шамилем Басаевым — тот прислал ему письмо с требованием «ответить за распитие водки с красными чеченцами в Москве». Через некоторое время Басаев позвал Кобзона в Грозный — «если ты не трус». И Кобзон поехал…

«Норд-Ост»

Никого не оставило равнодушным добровольное участие Иосифа Кобзона в переговорах с чеченскими террористами, во время захвата заложников в культурном центре на Дубровке. Благодаря ему были освобождены 5 заложников. Это поистине героический поступок. «Сознание того, что ты кому–то помог, очищает душу и придаёт новые силы», — говорил Иосиф Кобзон.

Впоследствии он неоднократно рассказывал о произошедшем в интервью газетам и телеканалам. Незначительные детали иногда менялись, но из слов певца можно сложить полную картину того, что произошло с ним в театре на Дубровке.

Вокруг оперативного штаба в 9 утра толпились известные люди, офицеры, политики, чиновники. Многие из них готовы были отправиться на переговоры с террористами. «Они ни с кем не хотели говорить. Но я знал, что меня они должны знать — я для них не просто депутат или певец, а народный артист Чечено-Ингушской ССР», — рассказывал потом Кобзон.

Когда переговорщики перечисляли террористам, кто готов отправиться в захваченный ДК, те потребовали Кобзона. Руководитель оперативного штаба по освобождению заложников Владимир Проничев артиста отпускать не хотел, Лужков также был против. «Если я с ними не договорюсь, то и вы с ним не договоритесь», — ответил Кобзон.

Певец был первым, кто пошел к террористам. Вместе с ним в здание вошли британский журналист и два гражданина Швейцарии из Красного Креста. Кобзон не раз уже выступал в этом заведении, и в фойе у него возникло ощущение, будто он просто опоздал на спектакль — в гардеробе аккуратно висела одежда, стояла полная тишина. Затем он увидел труп девушки на полу. Кобзон подошел к лестнице, где его криками остановили три автоматчика: «Стой, кто?!» «Я — Кобзон». Его отвели к Руслану Эльмурзаеву, называвшему себя Абубакаром. Террорист сидел с автоматом и в маске. Кобзон заявил: «Я думал, здесь чеченцы». Абубакар ответил: «Чеченцы». «Чеченцы встают, когда вошел известный всей вашей стране человек, старше вас в два раза, а вы сидите, — значит не чеченцы!» — сказал Кобзон. Абубакар вскочил: «А ты что, нас воспитывать пришел?» Кобзон уговорил террориста снять маску и внезапно осознал, что захватчики театра на Дубровке — совсем молодые люди. «Вам еще жить и жить», — посетовал он. «Мы сюда умереть пришли, а не жить. И мы умереть хотим больше, чем вы — жить. Если нам не веришь … позовите Зулю», — ответил Абубакар. В комнату вошла маленькая девочка в камуфляже и маске. «Зуля, покажи, какая ты богатая». Девочка открыла ладонь и показала детонатор.

Кобзон попытался убедить террориста, что никто не собирается выполнять их условия и выводить войска из Чечни, однако, увидев решимость захватчика, попросил отпустить хотя бы детей. Террористы «подарили» Кобзону трех перепуганных девочек. Одна девочка уткнулась артисту в коленку и сказала, что в зале осталась ее мама. «Абубакар, зачем тебе мать без детей или дети без мамки? Либо забери детей, либо отдай им мать», — сказал Кобзон. Певцу привели женщину по имени Любовь Корнилова, мать двух девочек, которая, по его словам, первым делом бросилась не к детям, а на террориста — просила отпустить беременную женщину, сидевшую с ней в зале.

Певец вышел из театра вместе с журналистом, Корниловой и тремя детьми, пробыв с террористами полчаса. В театр на Дубровке он зайдет еще раз через два часа вместе с Ириной Хакамадой, однако больше заложников ему освободить не удастся. Позже он станет крестным еще одной дочери Корниловой.

Вера

Иосиф Давидович очень уважительно относился к религии. Любил посещать храмы, потому что «храм воспитывает и возвышает».

Благотворительные вклады внесены им  в восстановление Храма Христа Спасителя в Москве, Свято–Ильинского храма в г. Краснодар, а Храму Воскресения Христова в г. Подольск переданы две иконы. Народный артист СССР, Герой Труда России, депутат Госдумы внес свою лепту в возрождение главного храма буддистского монастыря – в Агинском дацане, восстановленном после пожара в 2014 г. Иосиф Давидович побывал в освященной святыне в Забайкалье. Встретился со священниками. Духовность, честность, добропорядочность заложены в нем мамой. Часто от него можно было услышать: «Моя религия – это мама».

Донбасс

Иосиф Давыдович вёл активную общественную работу – был членом президиума общероссийской общественной организации «Лига здоровья нации», членом правления федерации еврейских общин страны, возглавлял Землячество донбассовцев в Москве. Этой общественной организацией создан Благотворительный фонд «Мы с тобой, Донбасс!». Благодаря деятельности фонда была оказана гуманитарная помощь детям Донбасса, в том числе детям погибших защитников республик, организовывался отдых детей в санатории, посещение Кремлёвской ёлки в Москве, оказывалось содействие приезду артистов из России в Донецкий край.

Кобзон был в числе тех, кто в 2014 году подписал обращение деятелей культуры, направленное Президенту Российской Федерации Владимиру Путину. В документе указывалось, что И. Кобзон поддерживает политику Президента в Крыму и на Украине. В результате Евросоюз включил артиста в «чёрный» список граждан России, которым запрещен въезд на территорию ЕС. К этим странам присоединилась также и Украина. Во многих украинских городах певца лишили статуса «почётный гражданин». Но Кобзон подчёркивал, что его мало беспокоят принятые решения, и продолжал ездить в ДНР и ЛНР, а также публично поддерживал защитников Донбасса. В 2014 г. Иосифу Давыдовичу был присвоен  статус почётного консула Донецкой Народной Республики в Российской Федерации. А год спустя ему присваивается звание Героя ДНР. Иосиф Кобзон стал первым деятелем культуры в нашей Республике, удостоенным звания «Народный артист ДНР».

За период боевых действий в Донбассе Иосиф Кобзон приезжал в Донецкую Народную Республику 10 раз — с гуманитарной и творческой миссией. Привозил лекарства, дарил музыкальные инструменты, помогал финансово, выступал с концертами. Под его патронатом и при его непосредственном участии в ДНР проходила целая серия культурных мероприятий и творческих проектов. Последний концерт Кобзона в Донецке — трёхчасовой, посвящённый 80-летию артиста, — прошёл на сцене Донбасс Оперы 30 сентября 2017 года.

Память

30 августа 2003 г. в г. Донецк был установлен памятник знаменитому земляку. Открытие приурочили ко Дню города и дню рождения артиста. Это событие стало результатом очень долгих и непростых переговоров – Иосиф Давидович полтора года наотрез отказывался от памятника. Но только когда увидел макет, согласился. Макет был представлен московским скульптором Александром Рукавишниковым, установившим памятник Юрию Никулину на Цветном бульваре в Москве. По замыслу автора, скульптурная композиция должна была представлять стремительно идущего певца, а за его спиной – рыцарские доспехи, через которые прорастают тюльпаны. Здравый смысл и минимализм восторжествовали – от доспехов  отказались, ограничившись фигурой идущего певца.

По злой иронии судьбы, ровно через 15 лет, день в день, Иосифа Кобзона не стало…

Сегодня этот памятник утопает в цветах, лампадах и словах благодарности великому земляку. Республика скорбит по своему Народному Артисту, не умевшему лгать и предавать.

Источник

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук