КП: Дневник Дончанки-6: Как закончится эта война?

  Автор:
  166

ОЛЬГА ГОРДО

Я вот в последнее время часто думаю – а как закончится эта война? И почему-то ничего не придумывается. Нет картинки.

Я вот в последнее время часто думаю – а как закончится эта война? И почему-то ничего не придумывается. Нет картинки. Молчит мое богатое воображение. Сколько веревочке не вейся, а все равно конец видать. Когда-то же она закончится? Где этот конец войны? А главное – какой он? Потерялся в пороховом дыму вялой, но все такой же смертельной перестрелки? Нет, я в курсе всех геополитических раскладов, но это-то и путает еще больше.

Думала, что я одна такая не вижу, не представляю как же она закончится? Начала спрашивать окружающих. Реакция у всех примерно одинаковая – вопрос ставит в тупик. Люди зависают и смотрят с недоумением. Что-что ты спросила? Как закончится эта война? Закончится — ты сказала? Я правильно расслышал?

Я вот в последнее время часто думаю – а как закончится эта война? И почему-то ничего не придумывается. Нет картинки. Молчит мое богатое воображение. Сколько веревочке не вейся, а все равно конец видать. Когда-то же она закончится? Где этот конец войны? А главное – какой он? Потерялся в пороховом дыму вялой, но все такой же смертельной перестрелки? Нет, я в курсе всех геополитических раскладов, но это-то и путает еще больше.

Думала, что я одна такая не вижу, не представляю как же она закончится? Начала спрашивать окружающих. Реакция у всех примерно одинаковая – вопрос ставит в тупик. Люди зависают и смотрят с недоумением. Что-что ты спросила? Как закончится эта война? Закончится — ты сказала? Я правильно расслышал?

Да, правильно. Я поэтому и спрашиваю, что не представляю, как выглядит окончание войны – начало мира. Может, у вас по-другому и я вашими глазами увижу?

С одной стороны, как сказали бы психологи, у меня и не должно получиться это представить, поскольку у меня нет такого опыта: я не прожила ни одной капитуляции, ни одного заключения мира. Только память предков. А с другой — можно представить что угодно, любое стихийное бедствие, хотя тоже не переживала, но видела по телеку. Капитуляцию и победу тоже видела – документальная съемка о нашей Победе в 1945. Воображение и генная память рисует примерно такую картину. Но это другая война. Да и вообще – войны – как отпечатки пальцев – при внешней схожести одинаковых нет. Как не пытаюсь визуализировать – все равно Берлин 1945 года, только бойцы на руинах в современной снаряге.

Обнаружила доселе неизвестное во мне чувство – зависть к другой войне. 08.08.08. Война в Южной Осетии. Жесть, конечно, но я завидую. Пять дней. Всего лишь пять дней против пятого года у нас и конца-края не видно. Счастливчики.

Перебираю возможные варианты, но все мимо.

«Все войны заканчиваются за столом переговоров» учит история. Хорошо. Кто с кем будет договариваться? А главное о чем? Что будет написано в акте о капитуляции или соглашении о заключении мира? Какие пункты? Что должно… верней, что ЕЩЕ должно случиться, чтобы сели за стол переговоров? Мы дошли до Киева? Все города в руинах, как в Великую Отечественную? Мы отвоевали свои границы и нас оставили в покое?

«К миру можно только принудить», — делятся опытом принудившие к миру Грузию. Нам в этом смысле как принудить? У нас минские, которые как бы и призваны принудить, но на деле все с точностью до наоборот. Тактика партизанской войны разве что — лишить врага провизии, отравить колодцы и ждать. Тут наше вмешательство не нужно. У них там для этого специально обученный на разрушение всего президент есть. И кабинет министров. Одна Супрун чего стоит! Но при всей интенсивной нагрузке на кабинет министров им еще загнивать и загнивать. Как вариант, народ и войско таки может взбунтоваться без печенек. Это может произойти быстрей, чем загнивание, но тоже не быстро. Ибо терпелив народ.

Еще один вариант – «Соберутся все хорошие люди и убьют всех плохих». Шучу.

Недавно ко мне приезжали друзья. Как водится кухня, стол, жареная картошка. И первый тост как водится «за победу!» (И сразу же уточнение) «за нашу победу». И вот один из присутствующих неожиданно задал тот же вопрос:

— Я не очень представляю, за что мы пьем. Если мы пьем за здоровье детей — мы представляем своих здоровых детей. Если мы пьем за родителей — мы представляем своих счастливых, довольных родителей. А наша победа? Она какая? У тебя есть картинка в голове, когда мы этот тост поднимаем? Нет? Вот и у меня нет.

У Гарри Гаррисона есть роман «Неукротимая планета». На планете Пирр шла ожесточенная война между обитателями планеты: людей пытались истребить животные и растения. Все силы и средства обитателей уходили на покупку и разработку нового оружия, которое могло справляться с постоянно мутирующими организмами. Дети становились полноценными воинами в восемь лет. Город помещен в неприступные стены, которые мутировавшие твари постоянно пытаются прорвать. При этом рядом живут корчевщики, у которых нет благ цивилизации, никакого оружия, но монстры их не трогают. Более того, многих животных корчевщики приручили. И когда главный герой, случайно попавший на Пирр, пытается выяснить, почему так, обнаруживается, что монстры «питаются» ненавистью пиррян. То есть, они сами, своей ненавистью взращивают все новых и новых монстров. Ничего не напоминает? Только у Гаррисона – это фантастика.

Мы уже давно прошли точку невозврата, и о примирении и возвращении не может быть и речи. Но тогда как должна закончиться эта война?

Источник

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук