Матильда Кшесинская и её вклад в развитие русской артиллерии

  Автор:
  147

В дореволюционной России имя Матильды Кшесинской знали многие. Известна она была и как прима-балерина Мариинского театра, и своими любовными связями с наследником престола, затем императором Николаем II, и великими князьями Сергеем Михайловичем и Андреем Владимировичем. В те времена подобные связи не считались чем-то зазорным. Ну не по борделям же великим князьям ходить, в самом деле. А так вроде и тяга к прекрасному, и одновременно и все интимные потребности можно решить с актрисами и балеринами.

Жителям Ленинграда Кшесинская так же была известна. Все ленинградские школьники (и не только школьники) обязательно посещали Музей Революции, многих там принимали в пионеры. Экскурсоводы всегда упоминали, что музей расположен в бывшем особняке Кшесинской, и что в 17-м году с его балкона произносил речи Ленин. Ну а раз сам Ильич выступал, то вроде как и Кшесинская тоже своя получается. Её биографией никто и не интересовался в советское время.

В современной России о Кшесинской вспоминали лишь после выхода в свет посвященного ей фильма, вызвавшего бурную реакцию части населения. Страсти вроде утихли, зато теперь про Матильду только слепой и глухой не знает.

Но мало кому известно, что Кшесинская оказала серьезное влияние на развитие русской артиллерии перед Первой Мировой войной.

Во второй половине XIX века Российская империя имела отличную артиллерию, которая создавалась при помощи немецкой фирмы Крупп. А сама фирма Крупп смогла стать крупнейшей в мире благодаря российским заказам.

При создании новых артиллерийских орудий, между Россией и Круппом сложилась следующая практика. Наши военные давали заказ на конкретное орудие. Фирма Крупп предлагала проект, его обсуждали, вносили какие-то поправки, затем создавали опытный образец. Военные его испытывали, высказывали свои замечание и пожелания. После чего орудие снова дорабатывалось, и если принималось на вооружение, то немецкие инженеры помогали наладить производство на российских заводах. Очень даже разумная система работала отлично, и результаты отражались на полях сражений.

В начале XX века русская армия обновляла свою артиллерию. По сложившейся тогда практике был объявлен конкурс, на который различные фирмы предлагали свои образцы.

6-дм осадная пушка 1910 года. В России не сохранилась, это орудие из финского музея
6-дм осадная пушка 1910 года. В России не сохранилась, это орудие из финского музея

В 1906 году проходил конкурс на новую 6-дюймовую пушку. Приглашены были и английская фирма Виккерс, и шведская Бофорс, и австрийская Шкода, и немецкие фирмы Крупп и Эрхард, и французские Шнейдер и Сен-Шамон, и отечественные Путиловский, Обуховский и Пермский заводы. Словом, всё вроде по-честному. И все лучшие фирмы мировые пригласили, и своих не забыли. Основная борьба шла между орудиями Круппа и Шнейдера, и, хотя немецкая пушка показала немного лучшие результаты, комиссия пришла к выводу, что пушки одинаковы. Далее последовал вывод, что надо принять систему Шнейдера, потому что она легче. И это при том, что вообще-то орудия имели изначально примерно одинаковый вес. Но по итогам испытаний было предложено внести изменения в конструкцию французского орудия, что делало его на 250 кг тяжелее немецкого. То есть пушка Круппа легче, но… решили, что она тяжелее. А когда логики нет, то, да простят меня представители прекрасного пола, сразу хочется искать женщину. И в данном случае это совершенно правильное решение.

Объяснялось все просто. Окончательное решение по приему на вооружения любого артиллерийского орудия в России принимал Великий князь Сергей Михайлович. Он занимал должность генерал-инспектор артиллерии и определял все заказы Военного ведомства. Сергея Михайловича издавна связывали нежные отношения с Матильдой Кшесинской. А сама Матильда имела отношения с фирмой Шнейдер, но не нежные, а сугубо финансовые. В отличие от многих актрис и балерин, коим пришлось водить «знакомства» с августейшими особами русского императорского дома, это дама оказалась очень практичной и, судя по всему, имела железную хватку.

Согласно договоренности между Кшесинской и фирмой Шнейдер, подкрепленной значительным количеством денежных знаков, в России на вооружение должны были приниматься на вооружение орудия этой самой фирмы, и только они. Да ещё и заказы на производство шнейдеровских пушек должны были обязательно передаваться на Путиловский завод. Так что тут ещё и правление Путиловского завода поучаствовало. Фразы «коррупционная схема» тогда не знали, но иначе назвать эти отношения трудно.

В 1908 году проходили испытания тяжелой 6-дюймовой гаубицы. Снова свои образцы предоставили немецкие фирмы Рейнметалл и Крупп, шведская Бофорс, австрийская Шкода и французская Шнейдер. Гаубица Круппа была легче, мобильнее, результаты стрельбы показала лучше, чем у других. Но выбрали орудие Шнейдера, которое и приняли на вооружение как 6-дюймовую крепостную гаубицу обр. 1909 г.

Интересная история была чуть раньше с другой гаубицей. В 1905 году проходили испытания 48-линейных (122-мм) полевых гаубиц. Свои образцы предоставили Путиловский и Обуховский заводы, немецкий завод Рейнметал и фирма Круппа, бельгийский завод Коккериль и фирма Шнейдер. По результатам испытаний ожидаемым победителем оказалась гаубицы Круппа, которую и приняли на вооружение русской армии под название 48-линейная полевая гаубица обр. 1909 года.

Но не тут-то было. Через год на вооружение была принято и орудие системы Шнейдера, под названием 48-линейная полевая гаубица обр. 1910 года. В армии это орудие прозвали «гаубица системы Кшесинской». Иметь две однотипные гаубицы не было смысла, это создавало больше неудобств, чем выгод. Но обидеть фирму Шнейдер было нельзя. Видать, деньги были немалые занесены.

Это и есть «гаубица системы Кшесинской»
Это и есть «гаубица системы Кшесинской»

А ещё на вооружении русской армии приняли 76-мм горную пушку, 76-мм конную пушку, 107-мм горную гаубицу, 107-мм полевую пушку, 152-мм полевую гаубицу, 203-мм гаубицу, 280-мм мортиру. И все эти орудия сконструированы фирмой Шнейдер.

Иногда на конкурс представляли свои орудия конкуренты. Так в конкурсе на горную пушку с довольно посредственным орудием системы Шнейдера-Данглиза конкурировала отличная горная пушка фирмы Шкода, позже известная во всем мире и состоявшая на вооружении во многих странах. Но шансов у неё не было.

А на конкурс по 11-дм (280-мм) мортире были представлены отличные образцы фирм орудий Крупп и Эрхард. В отличие от мортиры Шнейдера, которая была стационарной, немецкие орудия имели колесные лафеты и более высокие характеристики. Но… Матильда была верным компаньоном, и от немцев мзду не брала. Потому на вооружение приняли мортиру французскую.

А вот 9-дм (229-мм) мортиру французам заказали разработать и оплатили всю работу. А потом вдруг решили, что не нужна русской армии такая мортира. А деньги немалые обратно даже не попросили. В результате французская армия получила себе мортиру бесплатно и очень кстати.

Сказать, что французские орудия были сильно хуже немецких нельзя. Не сильно. Но ломалась вся схема производства, в целом деятельность Матильды принесла немало вреда. Даже можно порадоваться, что произошли события 17-го года и на этом её вмешательства в жизнь Росси закончились, как легко догадаться.

В 1917-го году Кшесинская бросила свой особняк в центре Петрограда и дачу (целый дворец) в Стрельне. И уехала во Францию, где у неё была роскошная вилла на Лазурном берегу. Подарил ли кто ей эту виллу, или сама купина на деньги фирмы Шнейдер, история об этом умалчивает.

Источник

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук