Минск и Москва спорят, кому заправлять украинские танки

  Автор:
  214

Кто здесь «агрессор»: Россия и Белоруссия почти полностью контролируют рынок дизтоплива «незалежной».

Президент Белоруссии Александр Лукашенко опроверг информацию о том, что его страна поставляет Украине дизельное топливо, которое затем используется в военных целях. По данным Лукашенко, для этого используется дизтопливо непосредственно из самой России.

«В последнее время нас начали упрекать, что мы заправляем танки (украинские, — прим. ред.) дизельным топливом. Я поручил разобраться, какое там дизельное топливо. Когда мне доложили (я только что справку второй раз прочитал) — там же всё дизельное топливо российское. И россияне поставляют, постоянно наращивая объёмы этих поставок — бензина и дизельного топлива, — на Украину. Так как же так?.. И кто заправляет эти танки?», — сказал он, отметив, что белорусские объемы поставок на украинский рынок снижаются.

Лукашенко не уточнил, кто именно упрекает Белоруссию в поставке нефтепродуктов на Украину. Возможно, речь о том, что в конце прошлого года российское руководство приняло решение не поставлять соседям темные нефтепродукты до 2020 года. Этот шаг был объяснен тем, что Белоруссия и так производит достаточно нефтепродуктов для собственных нужд из перерабатываемого российского сырья, а готовые нефтепродукты идут на реэкспорт, той же Украине. Ряд СМИ тогда предположил, что Россия не хочет, чтобы эта продукция использовалась в военных целях.

18 января украинский заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Георгий Тука заявил, что Украина действительно покупает российскую нефть и нефтепродукты через Белоруссию.

«У нас нефти нет — это военная тайна? Нет. Нам приходится ее закупать, нам приходится покупать большое количество топлива, которым пользуется вся страна, у Белоруссии, которая, абсолютно разумеется, вырабатывает его из российской нефти, но нам это выгодно. У нас альтернатива какая — закупать европейскую нефть. Потянем ли мы с вами европейское топливо?» — задал он вопрос.

Но ведь Александр Григорьевич сказал, что украинские танки заправляют топливом непосредственно из России, а не из Белоруссии. Кто же прав?

Как выясняется, правы в этой ситуации оба спикера. Централизованной базы данных по поставкам нефтепродуктов из России нет, но по подсчетам экспертов и консалтинговых агентств (UPECO, A-95), на долю России и Белоруссии приходится почти по 40% украинского рынка. В зависимости от разных факторов эта цифра колеблется, но в последнее время соотношение изменилось в пользу России. По итогам 9 месяцев 2018 года доля белорусских производителей сократилась с 43% до 35%, а российских, напротив, выросла с 28 до 37%.

По имеющейся информации, с 2016 года основным российским поставщиком дизтоплива на Украину была «Роснефть». Все поставки шли по трубопроводу «ПрикарпатЗападТранс» через швейцарскую Proton Energy израильского бизнесмена Нисана Моисеева. В октябре 2017 года компания заключила десятилетний контракт на экспорт 30−50 млн. тонн дизельного топлива с компанией ITC Industry Trading Company SA. (Швейцария), главой которой является владелец единственного на Украине нефтепродуктопровода, гражданин Германии Анатолий Шефер.

В сентябре 2017 года дизтопливо на Украину начала поставлять и компания ООО «Газпром нефтехим Салават». Поставки газпромовского дизеля на Украину осуществляются железнодорожным транспортом.

По данным консалтинговой группы А-95, по нефтепродуктопроводу «ПрикарпатЗападТранс» за 9 месяцев 2018-го было поставлено 1734 тыс. тонн, что на 46% (546 тысяч тонн) больше, чем за тот же период 2017 года. Из этого объема через терминалы трубопровода на территории Украины было принято 1462 тысяч тонн, а через терминал в Гомеле (Беларусь) только — 272 тысяч тонн. Еще 127,4 тысячи тонн дизтоплива было поставлено по железной дороге через Харьковскую область.

Правда, непосредственно к поставкам для Минобороны Украины российские компании не допускают в связи с соответствующим запретом Киева. Но на деле вряд ли можно четко разграничить, какое топливо идет на мирные нужды, а какое — на военные.

Какие-то попытки ограничить поставки дизеля из России на Украину в нашей стране предпринимались. С сентября 2015 года все поставщики должны получать разрешение ФСТЭК (Федеральная служба по техническому и экспортному контролю) для экспорта дизтоплива на Украину. Тогда «Интерфакс-Украина» сообщал, что декларируемая госорганами России цель ограничений — не допустить использование российского топлива Вооруженными силами Украины. Поэтому периодически в российских поставках возникали перебои. Например, летом 2015 года, с сентября по декабрь 2016-го, в феврале 2018-го.

Но в итоге продажа нефтепродуктов Украине всегда возобновлялась. Тем более что между Россией и Украиной нет межправительственного соглашения о поставках нефтепродуктов, и хозяйствующие субъекты осуществляют продажу, «исходя из экономической целесообразности».

А как говорят эксперты, Украина — один из самых привлекательных рынков по эффективности поставок. Там почти отсутствует собственная нефтепереработка, и украинский рынок является премиальным для российских поставщиков. Поэтому и нежелание поставлять нефтепродукты Белоруссии многие объясняют вовсе не тем, что Москва не хочет реэкспорта на Украину по каким-то идеологическим соображениям, а просто потому, что поставлять дизтопливо туда российский бизнес хочет без посредников.

Украине же покупать солярку в России тоже выгодно. В периоды прекращения поставок приходилось наращивать покупки у Литвы и Польши, а это выходило как минимум на 20% дороже, чем у северных соседей.

Некоторые украинские эксперты утверждают, что доля российского топлива на украинском рынке даже больше 40%. Например, эксперт киевского Института энергетических стратегий Юрий Корольчук называет цифру в 65% и считает, что прекращение поставок стало бы катастрофическим ударом для украинского рынка.

В конце прошлого года на украинском канале ТСН вышел сюжет о зависимости «незалежной» от российских энергоресурсов. Ведь если учесть, что и белорусские нефтепродукты производятся из российского сырья, на долю России приходится до 80% украинского потребления.

«Соляркой российского происхождения заправляются и техника ВСУ, и все аграрии, поэтому в случае любого обострения Россия автоматически будет останавливать поставки энергоресурсов», — говорится в сюжете.

«Если начнутся широкомасштабные операции, они будут нам ограничивать все поставки. Путин, я его знаю лично и его, так сказать, окружение, они не остановятся ни перед чем», — говорил в интервью бывший председатель Службы внешней разведки Украины Николай Маломуж.

Но пока, как следует из статистики, российские поставки не только не перекрывают, но и наращивают. Генеральный директор Института региональных проблемДмитрий Журавлев считает, что это происходит потому, что интересы бизнеса у нас ставят намного выше интересов государства.

— Так получилось, что большое количество нефтеперерабатывающих советских заводов были построены именно в Белоруссии. Поэтому экспорт нефтепродуктов — основной вид экспорта сегодняшней Белоруссии. Но при этом белорусскую солярку покупает очень ограниченное количество стран. В основном это немцы, причем для дальнейшей переработки, а не для использования. Украина — одна из немногих стран, которая готова покупать и нашу, и белорусскую солярку непосредственно для использования.

Поэтому когда речь идет о бизнесе, у наших и белорусских предпринимателей просто не очень большой выбор, поскольку качество нашей солярки ниже, чем в Европе. А даже если бы оно было высоким, европейцы вряд ли бы так легко нас пустили на свой рынок. Мы потому и поставляем на Запад сырую нефть, а не бензин и солярку. Во-первых, у нас невысокое КПД, а во-вторых, нас просто не пускают с нашей соляркой в Европу.

В этой ситуации и возникают поставки на Украину. Это то, о чем говорил Владимир Путин, когда указывал, что мы почти воюем, а торговый оборот у нас растет. Это экономическая необходимость нашего недоразвитого комплекса переработки нефти и производства нефтепродуктов.

«СП»: — Так ли необходимы нашему бизнесу эти поставки?

— У нас острая проблема с нефтепродуктами. Мы повышаем на них внутренние цены, но при этом довольно много их производим. Избыток куда-то надо девать, вот его и продают Украине.

Другой вопрос в том, правильно ли ставить интересы бизнеса выше государственных интересов? Наверное, нет. Но для того, чтобы прекратить эти поставки, должно вмешаться государство. Если государство, например, скажет, что все, кто поставляет нефтепродукты на Украину, должны платить 500% акциза или ввозных пошлин, поставки тут же прекратятся. Но государство, несмотря на свои заявления, таких жестких решений не принимает.

Ведь никто тайно ночью в ведре эту солярку не перевозит на Украину. Она едет открыто, официально и в огромных объемах. Вопрос только в том, что является приоритетом — интересы бизнеса или государства.

«СП»: — То есть теоретически в случае обострения ситуация на востоке Украины Россия могла бы прекратить такие поставки?

— Да и не только в случае обострения. Это можно сделать в любой момент. Просто должно быть соответствующее политическое решение, но его нет.

Кстати, интересно, в случае такого решения цены на бензин в России увеличились бы или упали? В рыночной логике цены должны были бы снизиться из-за переизбытка предложения. Но в логике нашего бизнеса они могли бы, наоборот, вырасти, так как предприятия решили бы компенсировать свои потери путем повышения внутренних цен для потребителей, как они всегда делают.

Источник

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук