Наталина: В Украине тотально замалчивается факт существования политических заключенных

  Автор:
  101

Эхо UA: Наш корреспондент обсудил с директором правозащитной организации «Успішна варта» Натальей Наталиной ситуацию с правами человека и свободой слова в Украине

— Наталья, расскажите о Вашей организации — чем Вы занимаетесь, кто в ней сотрудники, кто волонтеры?  

— Организация «Успішна Варта» — это правозащитная платформа. Мы объединяем на своеобразной коммуникационной платформе юристов, общественных активистов, в том числе бывших политических заключенных, с целью информирования общественности о нарушениях прав человека в Украине, о делах политических заключенных, а также занимаемся оказанием информационной поддержки, юридической и гуманитарной помощи. В частности, мы каждый месяц рассылаем посылки, определенную помощь людям, которые находятся по политическим статьям в СИЗО, для того чтобы морально и с помощью продуктов их поддержать.


— 
Расскажите для наших читателей, что такое так называемые политические статьи.

— Есть разные мнения, каково число политических заключенных сегодня в Украине. Есть данные, говорящие о 5000 политзаключенных, но мы оперируем только той статистикой и теми случаями, которые непосредственно сами сопровождаем. В частности после 2014 года у нас в уголовном кодексе была увеличена ответственность до 15 лет по статьям, угрожающим национальной безопасности. Это статьи от 109 до 114/1  — посягательство на территориальную целостность, призывы к изменению границ и так далее. То есть, это своеобразные «сепаратистские» статьи, как их еще можно назвать.

По статистике сайта Генеральной Прокуратуры по 700 таким делам были предъявлены подозрения. То есть мы берем не все случаи, по которым были заведены в ЕРДР уголовные дела, а именно те, по которым предъявлены подозрения.

По сути, если проанализировать дела против журналистов Вышинского, Муравицкого, Васильца и Тимонина, журналиста Павла Волкова, им были предъявлены обвинения как раз по одной из этих статей. Как правило, это либо ст.109, либо ст.110, либо в комплексе.

Плюс есть многочисленные случаи задержания пользователей социальных сетей. Ими занимается Служба безопасности Украины. Обычно такие задержания анонимны, то есть СБУ публикует размытое видео, на котором человек сознается, что он якобы осуществлял в социальных сетях «антиукраинскую» деятельность и пропаганду, но ни данные, ни имена этих людей Служба безопасности не публикует. Сообщается, что им предъявляется обвинение по статье 109 или 110. Мы проанализировали те случаи, о которых нам было известно — часто люди идут  на сделку со следствием, признают свою вину и получают условные сроки. В тех делах, которые доходят до суда,  практикуются заочные приговоры. В Луцке был такой случай, когда пользователь социальных сетей выехал из страны, а ему был заочно вынесен приговор.

По этим же статьям идет достаточно большое количество активистов, которые выражали альтернативные власти позиции и мнения. Тот же Руслан Коцаба, который был арестован и провел более 500 дней в СИЗО за видео с призывами против мобилизации. Сейчас мы информационно сопровождаем и, в том числе, выезжаем на суды по еще одному делу в Ровно. 10 мая буквально исполнилось 2 года, как в ровенском СИЗО сидят Юрий Клейнос и Ярослав Гранитный, которые якобы устроили митинг с целью создания Ровенской народной республики, но они утверждают, что на самом деле это митинг был против «янтарной мафии». Эти люди сидят уже более двух лет без приговора суда. Суды по ним проходят реже одного раза в месяц, либо переносятся по каким-либо причинам. Большое количество политических заключенных в Одессе — это фигуранты так называемого «дела 2-го мая» — те же Мефедов и Долженков. Также в Харькове большая группа политических заключенных. Они не являются журналистами, блогерами, в большинстве случаев это представители харьковского Антимайдана и они обвиняются не в насильственных действиях, а в каких-то попытках изменения государственного строя.


— Не путем насильственных действий? А путем чего — призывов?

— Обвинения разные. Например, мы наблюдаем за делом Мехти Логунова. Это довольно известное дело. Человеку 84 года и он был приговорен к 12 годам лишения свободы по 111 статье якобы за передачу секретных данных. Утверждают, что у него была обнаружена флешка с секретными данными. У того же Головачева якобы были обнаружены гранаты. Есть много вариантов работы СБУ. Например, у Муравицкого в деле фигурирует спам из e-mail рассылки от арабских принцев, от которых он получил письмо о выигрыше в рублях. Это один из аргументов обвинения. Таких абсурдных дел немало. Мы видим стиль работы СБУ. То же дело Бабченко с инсценировкой убийства. То же дело Надежды Савченко и Владимира Рубана, где имела место провокация и опять те же статьи по национальной безопасности. После заявленных СБУ громких разоблачений люди годами продолжают находиться в СИЗО, а поскольку доказательств их вины нет, судебные процессы всячески затягиваются.


— Давеча и бывший президент, и будущий президент, да и Генпрокурор сообщали о том, что у нас «нечувана» свобода слова, и что нет политических преследований. Луценко вообще сказал, что он находится на своем месте для того, чтобы предотвращать политические репрессии. Получается, Вы занимаетесь тем, чего нет или кто-то слегка лукавит?

— На самом деле, я каждый день общаюсь с людьми, которых для нашей системы нет, и для которой они не существуют. Очень бы хотелось преувеличивать, но это так. За каждой такой историей стоят люди, их судьбы, часто – сломанные судьбы. И эти люди за пять лет, даже если сейчас изменится политическая ситуация, по сути, стали разменной монетой в смене режима. И наша задача не допустить, чтобы об этих людях забыли.

Стиль правоохранительных органов последних пяти лет заключался в том, чтобы для нагнетания ситуации антироссийской истерии громко «разоблачать» очередного агента, адепта и так далее. А потом это дело просто забывается.

Например, мы сопровождаем информационно процесс над Станиславом Ежовым — это переводчик Гройсмана, который был громко разоблачен в шпионаже в пользу РФ. Станислав был задержан еще в декабре 2017 года, то есть он уже полтора года находится в СИЗО, его дело все еще слушается. Доказательства, те секретные документы, которые он якобы передавал в РФ — они все были зачитаны в ходе суда, то есть человек сидит за разглашение той информации, которая зачитывалась в ходе заседаний.

Тот же Вышинский на последнем своем заседании заявил, что уже год находится в СИЗО, а за 9 месяцев следствия такое ощущение, что прокуратура установила только два факта: что его зовут Кирилл Вышинский и что у него есть почта.

И таких дел, повторюсь, очень много. Да, мы слышали заявление Петра Алексеевича, что никто не преследуется за политические взгляды, но ситуация обратная. Могу сказать, что и представители нашей правозащитной организации, в том числе после ряда публикаций, были внесены на сайт Миротворец, звучали угрозы от праворадикальных группировок, в первую очередь, С14. Политические преследования в Украине есть.


— На Вашу организацию какое-то давление оказывалось?

— Члены нашей организации, как я уже сказала, поголовно внесены в достойную компанию Миротворца. Мы получаем угрозы от С14. Также к нашим партнерам из медиа-холдинга «Вести» приезжала военная прокуратура на БТРах, со слезоточивым газом… Нападали на журналистов…  Возможно отчасти после этой ситуации мы начали заниматься правами человека более системно, в том числе свободой слова и мнения, поскольку эта ситуация послужила неким катализатором для того, чтобы мы шире взглянули на ситуацию, чем просто помощь отдельным людям.


— Но ведь у нас есть Управление Верховной Рады по правам человека, оно же должно заниматься такими вопросами. Почему появилась необходимость в Вашей организации?

— Как говорят мои коллеги, Управление по правам человека и омбудсмен на сегодняшний день превратились в «службу сочувствия». Наша организация участвует в совещаниях и конференциях на международном уровне, и мы видим, что украинская делегация и тот же омбудсмен выражают позицию, что права человека нарушаются в РФ, права нарушаются в оккупированном Крыму и на оккупированных территориях Донбасса. В то же время, говорить о том, что права нарушаются в самой Украине — это фактически поддерживать «позицию Кремля». Мы видим, что идет тотальное замалчивание самого факта существования политических заключенных и преследования по политическим мотивам в Украине. Мы видим, что те организации, которые призваны защищать права человека в государстве, на самом деле сегодня используются как инструмент гибридного ответа на гибридную агрессию России. На тех же встречах с ООН, когда собираются все общественные организации для того, чтобы рассказать о нарушениях прав человека, мы фактически единственные, кто сегодня говорит об этой проблематике в Украине. Поскольку фокус тех организаций, которые финансируются за гранты, в том числе международные, сконцентрированы в первую очередь на Крыме и на Донбассе, а также в самой России. А на Украину закрывают глаза — это немодно и непопулярно.


— Многие люди, которых хватают по политическим мотивам, если они не журналисты, не публичные люди, а такие тоже есть, как Вы говорите, они сами и их родные не знают, куда обращаться за помощью? Как можно с Вами связаться?

— Действительно, таких случаев очень много, нам почти каждый день пишут люди с просьбой о помощи. Поскольку если в журналистском сообществе, либо к публичной персоне еще как-то привлекается внимание, то очень многие люди длительное время находятся в СИЗО без рассмотрения их дела в судах, без перспектив, так как публичного освещения практически нет. У нас есть как телефон горячей линии 0 800 204 004, страница в Фейсбуке https://www.facebook.com/UspishnaVarta/, на нашем сайте есть контакты https://uspishna-varta.com/ru/contact. Мы оказываем юридические консультации по разным вопросам. У  нас также есть отдельная инициатива «Восстановление Донбасса» — это информационный ресурс, на котором мы оказываем юридические консультации переселенцам по бытовым вопросам: оформление алиментов, восстановление документов и другие. И в том числе нам пишут люди с более сложными проблемами — по вопросам пенитенциарной системы, условий для заключенных. Это отдельная больная и большая тема. Там, где мы можем юридически помочь, мы всегда помогаем.

Источник

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук