«НЕМЦЫ НАС ПРОШЛЯПИЛИ»: ПАРТИЗАНСКИЕ РЕЙДЫ МИХАИЛА НАУМОВА

  Автор:
  72

Партизаны Великой Отечественной немало воевали в лесах. Но только один командир сражался там, где не мог больше никто, — в степи. От Карпат до Брянских чащоб и обратно — эпопея Михаила Наумова.

Путь в партизаны

Ещё задолго до войны у Михаила Наумова обнаружились два особых качества. Потрясающая живучесть и умение хорошо делать любую работу. Он был и шахтёром «Уральского Донбасса» в Кизеле (сейчас — Пермский край), и слесарем, и секретарём райкома Верхне-Камского округа.

Во время коллективизации Наумов, куда б его ни послали, везде справлялся с работой. В итоге, по его же словам, «ни за недогибы, ни за перегибы» взысканий не получил. В то время как многих ответственных работников сняли и судили.

Потом он стал пограничником. В 1937-м доучился в Высшей пограничной школе до командира роты и сделал свой отряд снайперским. Плюс получил восемь поощрений и премий за восемь месяцев службы.

От Карпат до Сум

Когда началась война, Наумову повезло. Его погранотряд стоял на границе с Венгрией. А венгры атаковали позже других союзников рейха — 27 июня 1941 года.

Заметки

После Второго Венского арбитража в 1940 году Венгрия получила кусок Трансильвании. Так и появился небольшой участок границы между СССР и страной Хорти.

Михаил Наумов
Михаил Наумов

Как уже опытного командира, Наумова сделали начальником арьергарда стрелкового корпуса, успели выдать бронепоезд и дивизион войск НКВД.

Задача — жечь всё, что не успели эвакуировать. И наш герой жёг — склады, нефтебазы, эшелоны…

Днём — беспощадная жара. Ночью — пронизывающий до костей холод. И сутки напролёт — бесконечные взрывы и пожары. Под конец пришлось взорвать и собственный бронепоезд. Дальше отступали пешком.

В начале июля Наумов принял на себя оборону моста через Днестр у Галича.

Провода, ведущие к зарядам взрывчатки, кто-то вырезал? Не беда! Наумов под огнём сам пополз с подрывной машинкой и вынес стратегический мост. Потом соорудил из ремней канат и переправил через приток весь отряд. А сам покинул берег последним.

Затем с криком «Кто хочет жить — вперёд!» наш герой довёл пограничников до частей Красной армии.

Дальше были новые бои, контузия, скитания по Галиции, плен, побег, ещё побег…

Помимо других приключений, Наумов переплыл Днестр, переплыл Днепр — и начал искать подполье. Уже в конце января 1942 года на северо-востоке Украины нашёл партизан Сумской области. Представьте себе его мытарства…

Конопля — оружие партизана

Пограничник быстро завоевал доверие народных мстителей. В одном из первых набегов его отряд без шума снял часовых, разоружил полицаев и начал жечь склады керосином. Керосин быстро сгорел — а склады нет. Тогда Наумов приказал выломать двери — и поджечь склады конопляным семенем, которое лежало внутри. Конопля вспыхнула как порох.

Бойцы партизанского отряда Наумова Червоный Эмильчинский в хинельских лесах. Май 1942-го
Бойцы партизанского отряда Наумова «Червоный» (Эмильчинский) в хинельских лесах. Май 1942-го

Бывший пограничник так «достал» немцев, что против его отряда даже бросили авиацию. Пришлось весной отходить в брянские леса. Прорыву помогли пара пушек и 700 снарядов — огромное богатство по меркам партизан.

Летом 1942 года немцы вместе с союзниками постоянно охотились за партизанами. Потери, голод, дезертирство… Однако Наумов не только выжил сам, но и заново собрал сильный отряд с миномётами и даже полковой пушкой.

Но тут обострились трения с соседями. Кадровый офицер элитных войск прочих партизанских командиров откровенно презирал. В ответ Наумова не раз угрожали расстрелять «именем Ворошилова». Но и здесь наш герой справился — и ушёл из брянских лесов в соседние хинельские.

После разгрома немцев под Сталинградом в партизаны шли все — целыми деревнями. Настало время поднимать на борьбу не только лесные, но и степные районы.

Партизанский вихрь

И семь отрядов — 800 человек во главе с Наумовым — пошли в рейд, который позже назовут Степным. Но как сотням людей укрыться в безлесной степи? Неписаное правило народных мстителей гласило: «С крупными отрядами на юг да в степи носа не суй!»

В степи воевали лишь крохотные отрядики — человек по десять.

Наумов требовал тщательного контроля снаряжения — вплоть до запасной оглобли на каждых санях. Учил офицеров работать с картами, ставил тактические задачи — как вести разведку, как нападать на охрану моста или железной дороги…

Он исходил пешком всю Украину, целый год партизанил, а ещё изучал неудачи других отрядов. Поэтому его люди даже на чужой территории двигались быстро и уверенно — до 50-80 км за ночь.

Цель рейда — уничтожать мосты, нарушать снабжение. «А кто же будет разжигать партизанскую борьбу?» И снова споры. Наумов настоял на своём.

Партизанский миномётный расчёт
Партизанский миномётный расчёт

Под конец рейда немцы вцепились в отряд авиацией. Бомбили беспощадно. А вечером в степи на горизонте пунктуально появлялись броневики — и снова начинался бой. Так длилось две недели. Наумовцам пришлось сесть на трофейных мадьярских коней и «скользить» ночью по оврагам. Днём коней прятали под снегом, себя — под маскхалатами.

Наумов на коне

Позже у партизан родилась версия, что Наумов, сам того не зная, вышел прямо на ставку Гитлера под Винницей. И даже разгромил охрану её запасного узла связи, пройдя всего в десяти километрах от самой ставки! Вот немцы и взбеленились.

Связь с Москвой оказалась потеряна, самолётов со снабжением не было. Пришлось вместо Карпат и Молдавии — как хотели изначально — идти в Белоруссию.

Карта Степного рейда
Карта Степного рейда

Партизаны прошли свыше 2000 км за 70 суток. Позади они оставили 18 рек, с боем форсировали 15 железных дорог и 33 шоссе. Взорвали с десяток мостов, столько же эшелонов. С налёта наумовцы занимали даже небольшие городки.

За Степной рейд капитан Наумов в 34 года стал сразу генерал-майором — одним из самых молодых в армии. И Героем Советского Союза.

А вскоре — едва не умер. Из-за болезни он не мог ни пить, ни есть, ни говорить — к счастью, его вовремя положили в московский партизанский госпиталь. А после выздоровления вручили Золотую Звезду и американские часы с хронометром.

Когда Наумов летом вернулся в отряд — тот уже потерял в боях две трети состава. Коней бросили. Уцелевшие бойцы жили в пинских болотах, болели цингой… Всё пришлось начинать заново.

И вот новый рейд, по Киевской и Житомирской областям, чтобы помочь Красной армии взять Киев. Среди местных полицаев поднялась паника: «От Киева идёт банда Наумова численностью в 17 тысяч человек, которая на своём пути сметает всё, и ничто её не может удержать».

После тяжёлых боёв наумовцы засели в треугольнике Киев — Коростень — Житомир, где партизан не было почти никогда. На самолёты снабжения здесь рассчитывать не приходилось. Прочие командиры требовали уходить на запад и дальше в Белоруссию.

В конце концов Наумов «приказал, чтобы замазали в дальнейшем рты и не смели больше обсуждать моих решений и тактических приёмов».

И он вновь вывел отряды в 1200 человек с обозом раненых в сорок подвод! «Немцы нас прошляпили» — писал в дневнике Наумов. На сторону партизан даже перешла рота армянских легионеров вермахта — 242-244 человека.

Схема рейдов Наумова
Схема рейдов Наумова

Однако всё было не так гладко, как может показаться. Во время отхода немцы преследовали наумовцев. В ходе перестрелки партизанская пуля пробила бензобак машины, но немецкий офицер в горящей одежде продолжал стрелять из пулемёта. Так и сгорел с оружием в руках. Противник был очень силён. Просто Наумов — хитрее.

Двадцать шестого января 1944 года начался третий рейд — Западный, ко Львову и дальше в Польшу. Народные мстители уничтожили несколько десятков эшелонов. Но отряд попал под контрнаступление немцев. Бои продолжались свыше 30 часов непрерывно! За один день могло налетать до 38 бомбардировщиков. Только трёхлетний опыт спас партизан от разгрома. Они смогли прорваться к своим — причём со всеми ранеными.

Наука партизанить

Каждый раз Наумов учитывал сильные и слабые стороны как партизан, так и противника. Значение имели и время года, и тонкости общения с населением разных мест. А каков расчёт времени!

«Противник, узнав о появлении партизан, с рассветом, часов в 8 утра высылает разведку, и эта разведка часам к 12-14-ти доносит, сколько и где примерно партизаны. И только уже часов в 15-17 противнику удаётся выдвинуть какую-нибудь часть для наступления на партизан. Начинается перестрелка с заставой, а когда дело дойдёт до боя с главными силами, начинается вечер. А вечер позволяет партизанам или прорваться под покровом ночи в недостижимое для врага место, просто его обмануть и уйти незамеченными в другой район».

Его конь прошёл два рейда — и остался жив! Но сам Наумов был снова контужен, не мог даже ходить — и отправился в госпиталь, а оттуда в академию Генштаба. И успел «постажироваться» в Восточной Пруссии.

Немцы нас прошляпили: партизанские рейды Михаила Наумова

За три рейда его партизаны прошли от Орловской области до реки Сан в Польше, от Припяти до Южного Буга, «т. е. вдоль и поперёк по Украине». Ни один, даже самый легендарный командир партизан, не добивался таких успехов. Тем более в степных районах — где и укрыться-то почти негде. Так Наумов вошёл в историю партизанских войн.

Источник

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук