По ту сторону фронта: Зайцево. Перемирия не случилось

  Автор:
  65

Поселок Зайцево находится на окраине Горловки, и сейчас здесь проходит линия разграничения — одна часть поселка контролируется народной милицией ДНР, а другая — ВСУ.

Обстановка здесь всегда тревожная, тишина кажется тягостной и может быть в любой момент нарушена неожиданной перестрелкой, а жизнь военного или даже гражданского оборвана прицельным снайперским огнем.

«На позиции мы сегодня, скорее всего, не пойдем, слишком рискованно — противник усилил снайперский огонь. Просто пройдемся по поселку», — предупреждает военный из сопровождения.

Но в итоге, пользуясь временным затишьем, мы все же идем в знаменитую зайцевскую школу, которая, наверное, уже стала одним из символов обороны Горловки. Школа подвергалась обстрелам со стороны подошедших к ней вплотную ВСУ, была эвакуирована, и только после этого ее заняли ополченцы еще на первых этапах войны.

Простирающаяся за школой степь сейчас выглядит умиротворенной, в ней нет летней резкости красок. Но это спокойствие тоже обманчиво — там находятся огневые позиции, техника и личный состав противника, оттуда работают снайперы и оттуда же, из этой степи, вели огонь украинские танки, оставившие после себя несколько гигантских дыр в стенах зайцевской школы.

«Это нас обстреляли в мае из трех танков, — говорит один из военных, показывая на пробитые кирпичные стены, — Били по нам „бэхами“, танки выезжали прямо в степь».

Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

«Могут ли нас сейчас видеть с той стороны?», — спрашиваю я, озираясь в руинах школьного двора. В ответ мне утвердительно кивают. Становится не по себе, воображение рисует пару внимательных глаз, следящих за твоим каждым движением. Хочется укрыться за монументом советским красноармейцам, который каким-то чудом устоял здесь под многолетними обстрелами. Два бессмертных каменных солдата из прошлого будто бы защищают, подбадривают и показывают пример стойкости уже другим бойцам, из плоти и крови, которые удерживают оборону в стенах этой школы.

Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

Но даже этим людям, за годы войны привыкшим ко многому, бывает иногда страшно. «Тут страшных моментов хватает, только дурак не боится. Когда точечными ударами накрывают танки, когда бьют 120-е — все это очень страшно», — отвечает Роман с позывным «Метис», когда я спрашиваю его об этом.
«Метис». Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

У Дениса «Монгола», пришедшего в ополчение еще в 2014 году, прежняя профессия не была связана с войной, как, впрочем, и у большинства парней, вставших тогда на защиту Донбасса. В той, прошлой жизни он был автослесарем. Интересуюсь, насколько быстро ему удалось перестроиться на военный лад. «Ну я, во-первых, служил в армии, так что военная подготовка у меня уже была. А перестраиваться получается очень легко. Здесь, на войне, как-то сразу приходит понимание ее главного закона — или ты, или тебя», — говорит военнослужащий.

«Монгол». Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

Пока что фронт дремлет, и бойцы могут передохнуть. Идет будничная жизнь на позициях. Кипит чайник, варится обед, безмятежно спят собаки, и только рыжий котенок, видимо, потерявший маму-кошку, горестно мяукая и требуя к себе внимания, пробирается по развалинам школы.

Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

Но к вечеру, как говорят бойцы, война вступает здесь в свои права — начинаются обстрелы.

«Стреляют из АГС, БМП, 120-х минометов, ведется прицельный огонь из крупнокалиберных пулеметов, очень часто активизируются снайперы…,», — перечисляет военнослужащий, комментируя на видео для моих донецких коллег текущую фронтовую обстановку, — Сколько я тут нахожусь, не было такого, чтобы соблюдалось перемирие».

«Долго вы здесь слишком, могут сейчас накрыть. Серьезно, закругляйтесь уже. Второй этаж — это опасное место», — сокрушается находящийся рядом военный. На втором этаже бывшей школы, по которому я брожу в ожидании завершения записи, валяются плакаты с украинским гимном, скомкана и усеяна осколками кирпича украинская карта, рисунки, тетради с заданиями по украинскому языку, которые здесь уже никогда не будут выполнены. Котенок в это время продолжает беспокойно бегать по коридорам. Кошки всегда живут на передовой — они не только скрашивают фронтовые будни, но и помогают бороться с грызунами, которые с наступлением холодов могут устраивать нашествие на степные окопы и позиции.

Фото: Кристина Мельникова/EADaily.
Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

К счастью, в это день «накрывать» нас никто не стал. Было довольно тихо, за исключением недолгой перестрелки, начавшейся, правда, в самый разгар дня. Рядом со зданием школы — наглядные свидетельства «напряженной ситуации на линии разграничения в районе н.п. Зайцево» — свежие воронки от недавних прилетов, новые хвостовики от мин, торчащие из рыхлой земли.

Такие хвостовики от снарядов ВСУ можно обнаружить во всем поселке. Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

Линия фронта пролегла вдоль окраин Горловки еще в 2014 году. «Пока во всю шли бои в Славянске, в Горловке было достаточно спокойно, она считалась тыловым городом. Когда мы вышли из Славянска, часть ополчения закрепилась в Донецке, часть в Горловке. Украинские войска занимали донецкий аэропорт, но заходить напрямую в Донецк они не рискнули, решив взять его в полуокружение с юга и с севера. Если сравнивать юг и север, то северный путь на Донецк, пролегающий как раз через Горловку, самый короткий. К тому же Горловка — это выход на Ясиноватую, где находится одна из двух крупнейших железнодорожных развязок на Донбассе. Взятие Горловки открывает ВСУ выход на Ясиноватую, и в этом случае боеприпасы, личный состав, технику Украина смогла бы доставлять по железной дороге», — объяснил сопровождающий нас военный корреспондент пресс-службы НМ ДНР Георгий Медведев.

Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

По его словам, линия фронта в Горловке долгое время была неравномерной, что затрудняло ее оборону. «Со стороны Майорска они (ВСУ- прим. EADaily) вклинивались в нашу оборону достаточно глубоко, им удалось взять несколько блокпостов, и в июне 2014 года начались ожесточенные бои непосредственно в городе. Прикрываясь ударами артиллерии и даже авиации, они стерли несколько улиц с лица земли, и затем начали продвижение пехоты. После первых Минских обстрелы продолжились. К концу лета прицельные удары приходились уже не по позициям ополченцев, а по всему городу. В те дни погибло много людей, был прилет в автобусную остановку, на рынок… В общем, стало очевидно, что перемирия не случилось, и тогда наше командование приступило к выравниванию линии фронта на горловском направлении. Как раз накануне этого ВСУ потеряли Иловайск, и самые ожесточенные бои перенеслись туда. В результате нам удалось выровнять линию фронта, оттеснив противника за черту города. Они предпринимали несколько попыток прорыва, но в целом обстановка стабилизировалась», — рассказал он.

Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

Именно здесь, как напомнил Георгий Медведев, в конце прошлого года ВСУ зашли в нейтральные поселки Гладосово и Металлист в «серой» зоне. «В одно не самое прекрасное утро местные жители проснулись и обнаружили, что в поселке окапываются ВСУшники. За ночь со своей „нулевки“ они вышли в серую зону, заняли эти два поселка и перекрыли дороги.

Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

В этом году весной Украина снова попыталась прорвать оборону Горловки, используя при этом другую тактику. «Они пытались проходить мелкими группами, высылали разведку, небольшие ДРГ, но и с этим у них тоже не сложилось».

Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

 

Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

Горловка до сих пор остается одной из основных целей для потенциального удара. Поселку Зайцево достается больше остальных окраин Горловки из-за того, что он находится непосредственно на линии разграничения, и, как уже говорилось выше, разделен линией фронта. Здесь расстояние между позициями минимально. В среднем около километра, но все это очень непостоянно. «Когда Украина пыталась прорваться весной — в начале лета на Горловку, это расстояние сокращалось и до 200 метров», — объяснил представитель НМ ДНР.

Под регулярными обстрелами находится не только Зайцево, но и другие прифронтовые горловские окраины — поселок шахты Гагарина, шахты 6 /7, уже упомянутый Гольмовский… Здесь люди тоже вынужденно соседствуют с фронтом, и постоянно живут под огнем.

Фото: Кристина Мельникова/EADaily.


Подробнее: https://eadaily.com/ru/news/2018/10/04/front-pod-gorlovkoy-tut-tolko-durak-ne-boitsya

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук