Почему профи из американских лабораторий не тушат вирусный пожар?

  Автор:
  268

Среди острейших вопросов, которые волнуют население в связи с распространением пандемии: откуда взялся этот вирус, не занесен ли он на нашу территорию искусственно, не является ли технологией для получения крупнейших доходов, выкачки бюджетов многих стран, адекватны ли меры борьбы с пандемией?

И наш взор невольно обращается на сесть американских биолабораторий, которые начали размещать в Украине 10 лет назад.

Еще в этом году можно отметить 15 лет со дня, когда Минздрав Украины и Минобороны США подписали «Соглашение о сотрудничестве в области предотвращения распространения технологий, патогенов и знаний, которые могут быть использованы в ходе разработки биологического оружия».

Краткое название – Программа уменьшения биоугроз. Финансировалась Пентагоном через американскую компанию, бюджет – сотни миллионов долларов.

Первая – Центрально-реферативная лаборатория — открылась в Одесском научно-исследовательском противочумном институте им. И. И. Мечникова, ее открывали тогдашние мэр города Эдуард Гурвиц и посол США Джон Теффт, заявив, что данная лаборатория, в которую американцы вложили 3 млн. долл., повысит уровень биологической безопасности не только в Украине, но и в Европейском регионе.

Затем открывались лаборатории на базе Львовского НИИ эпидемиологии и гигиены, в лабораториях СЭС и Госветслужбы.

А специалисты, понимавшие, к чему это ведет, обращались в СМИ и высшие органы власти с фактами и документами, что объекты создаются со многими нарушениями украинского санитарного законодательства, с опасениями, что особо опасные патогены будут храниться в ветхих, аварийных зданиях.

В рамках этой программы планировалось собрать в одну одесскую лабораторию весь отечественный бакматериал, все штаммы особо опасных инфекций, несмотря на возражения украинских специалистов, считавших, что это лишит возможности проводить научные изыскания, сведет на нет государственную биобезопасность.

«Концепция, что направлена на уменьшение угрозы, на самом деле в ряде случаев расширяет исследования с опасными патогенами, – писал в обращении к правительству в 2009 году начальник Государственного учреждения «Украинская противочумная станция» (Симферополь) профессор Александр Хайтович.

По его словам, это приведет Украину к утрате возможности изучать проблемы вирусологического характера самостоятельно, к раскрытию генетических характеристик самых опасных патогенов иностранным структурам и может быть использовано для биотеррористической деятельности, что угрожает серьезными международных инцидентами.

Аргументы ученого не были услышаны.

Сегодня ни СМИ, ни общественность о деятельности этих лабораторий практически ничего не знают, неизвестно даже их точного числа, имеются договоренности о неразглашении, но если эта сеть разворачивалась для предотвращения биологических угроз, то где же оно – предотвращение? Как видим, мы, наоборот, столкнулись с наивысшей степенью угроз.

Почему же специалисты этих лабораторий даже не обнаруживают себя при тушении нынешнего вирусологического пожара?

Или же осуществление этого проекта понадобилось лишь для того, чтобы развалить-декоммунизировать действовавшую в Украине сеть бакзащиты вместе с ликвидацией Санитарно-эпидемиологической службы страны, которую приговорила пани Супрун? 

Со времен СССР стабильность биозащиты обеспечивала цепь противочумных станций, тянувшаяся вдоль границ государства. И есть основания полагать, что  Украина попросту сдала стратегический биоматериал, знания и возможность обеспечивать безопасность в этой сфере. Точно так же, как в свое время утратила наукоемкий потенциал, отказавшись от ядерного оружия.

Всякая информация об этих лабораториях – за семью печатями, что порождает как волнения в обществе на этот счет, так и мифы, что над нами что-то распыляют, проводят эксперименты с населением и подозрения в утечке вирусов.

Сегодня на сайте петиций президенту Украины размещены 2 петиции на этот счет – одна с требованием закрыть баклаборатории, другая — с призывом создать госкомиссию по изучению деятельности этих объектов.

Казалось бы, гражданская реакция в условиях пандемических угроз должна быть острой, но странное дело: под петицией с просьбой вернуть «профессионалку» Супрун в кресло МЗ за несколько дней подписались 27 тыс. граждан, петиции о биобезопасности поддержали 100-200 человек.

Ясно, что здравомыслящие люди давно разочаровались в эффективности «механизма петиций», относясь к нему, как к «демократии понарошку», однако иным удается собирать тысячи подписей в поддержку одиозной фигуры.

Стоит напомнить, что открытие первой американской биолаборатории происходило в то же время, 10 лет назад, когда Украину охватила пандемия свиного гриппа (А/H1N1-Калифорния), на локализацию которой были потрачены баснословные средства, включая средства Резервного фонда.

А после Счетная палата Украины определила эти меры, как преступные, превышавшие потребности, принятые на волне искусственно насаждаемых панических страхов. В тот год с тревожными телеобращениями насчет свиного гриппа выступили 2 президента: Барак Обама и Виктор Ющенко.

И вскоре из региональных СЭС Украины стали приходить якобы подтвержденные данные по числу людей, пораженных вирусом A/H1N1, при том что тест-систем и методологии определения «калифорнийского штамма» не имела ни одна украинская станция.

Не секрет, что транснациональные корпорации, имеющие бюджеты, соразмерные бюджетам среднего государства, питают большой интерес к сфере здравоохранения различных стран, ведь от распространенности тех или иных заболеваний напрямую зависит прирост их бизнеса по производству и реализации медицинского оборудования, изделий, лекарств, вакцин. А это очень большие деньги.

К слову, первое увольнение Емца с поста министра здравоохранения  эксперты связывали с его опрометчивым вмешательством в сферу закупок вакцин и биоматериалов.

В книге «Дерзновение надежды: размышления о воссоздании американской мечты» экс-президент США Барак Обама так описывал свое посещение Киевской санэпидемстанции в 2005 году, когда приезжал в Киев в качестве сенатора:

«…В какой-то момент во время нашей экскурсии, после созерцания распахнутых окон (из-за отсутствия кондиционеров) и полосок металла, грубо прикрученных к дверным косякам (чтобы отгонять мышей), нас подвели к небольшому холодильнику, опечатанному только лишь ниткой. Женщина средних лет в лабораторном халате и хирургической маске достала из чрева холодильника несколько пробирок, взмахнула ими в 30 см от моего носа и что-то произнесла по-украински.

«Это — сибирская язва, — пояснил переводчик, указывая на пробирку в правой руке дамы. — А вот это, — сказал он, показав на пробирку в левой руке женщины, — чума».

В свое время я поинтересовался у заместителя главного врача ЦСЭС Виктора Свиты, было такое на самом деле? Он  пояснил, что санитарные правила и сегодня предусматривают барьеры в виде металлических порогов, преграждающих путь подопытным животным, что штаммов чумы в ЦСЭС никогда не было, и перед лицом Обамы никто пробирками не махал.

Но именно после этого визита началось «воссоздание американкой мечты» в Украине микробиологической. В тесном сотрудничестве военного американского и медицинского украинского ведомств. И если это модернизация, то она весьма напоминает модернизацию армии при условии, что модернизирующий возьмет на себя командование ею.

«Ранее ученые Германии и Франции фактически обвинили американскую организацию в потенциальном нарушении «Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении», ― говорится в одной из петиций Президенту Украины относительно американских лабораторий.

Подписанты призывают не отставать от прогрессивной Европы. Ведь даже изолировавшись от всего мира, остается опасность быть уничтоженными изнутри. Вернее, такая опасность возрастает.

Роман Барашев

Источник

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук