Почему УПЦ не может объединиться с УПЦ КП и УАПЦ в одну Церковь?

  Автор:
  71

Ранее применялась казнь, когда человека привязывали к трупу, и мертвый, разлагаясь, убивал живого. Соединить Православие с расколом – значит привязать живое к мертвому.

Сейчас на Украинскую Православную Церковь оказывается неимоверное давление. И одна из самых главных к ней претензий властей и СМИ (помимо традиционной, в отсутствии патриотизма) – что в Церкви нет любви, поскольку она не желает объединяться со своими братьями из Киевского патриархата и УАПЦ. Вы, мол, прикрываетесь какими-то непонятными лукавыми канонами, а сами просто не хотите уходить от Москвы. А если бы вы были настоящими любящими христианами, то не ломались бы, а поехали на объединительный Собор и организовали общую Поместную Церковь.

И казалось бы все это звучит логично и правильно. Единая Церковь Украине нужна? – Нужна. Раскол – это плохо? – Плохо. Объединяться православным нужно? – Да сто процентов! Так в чем же проблема? Нас убеждают: вон, даже Константинопольский патриарх подключился и одним росчерком пера сделал из раскольников нераскольников. Чего вам еще надо?

А надо православным одного – спасения своей души. А точнее – Церкви, где это спасение можно было бы получить. И вот тут начинаются вопросы. Во всех этих спорах часто остается нераскрытой одна очень важная тема. Порой мы совершенно забываем, что религиозные организации УПЦ КП и УАПЦ неприемлемы для православных не только своей неканоничностью. Есть очень серьезная проблема в духовно-нравственном состоянии адептов раскола.

Сразу оговоримся: все люди грешны, и в этом смысле нет разницы между верующими «Московского Патриархата» и «Киевского». Как говорили раньше на Руси: «Всяк человек ложь, и я тож». Да, все мы грешники. Но здесь пойдет речь о другом: о самой модели церковной жизни раскольников. О том, что вошло в их церковную жизнь и считается ее нормой. И что должно стать нормой и для верующих Украинской Православной Церкви в случае «всеобщего объединения».

Можно сказать, что за все годы своего существования украинский раскол стал таким себе магнитом для всех болезней украинского общества. Гордость и лукавство, национализм и русофобия, замена подлинной духовной жизни «украинскими обычаями» – такова душа этого раскола. А глава УПЦ КП Филарет (Михаил Денисенко) – его главный символ, некая персонификация всего вышеназванного.

Можно привести такой пример. В мире музыки есть понятие звука и интонации. Существует понятие «баховского звука», «бетховенской интонации», «звучания барокко». Знаменитый пианист Святослав Рихтер никогда не играл одинаково Моцарта и Шопена. И не только он. Опытный музыкант никогда не сыграет философа Баха легким моцартовским звуком, или же романтика Чайковского баховской интонацией.

Точно так же можно говорить и о духовной интонации украинского раскола. Эта интонация много раз являла себя в заявлениях раскольнических лидеров (чего только стоят проповеди Михаила Денисенко о том, что люди Донбасса сами виноваты в своих страданиях), в захвате храмов канонической Церкви, в русофобской риторике, в сотрудничестве с радикальными организациями. И качество данной интонации можно определить как гордое, лукавое, бездуховное, агрессивное, злобное. И вся, если можно так сказать, симфония украинского раскола уже много лет звучит в подобных интонациях.

И это вовсе не попытка одни махом осудить тысячи людей, назвав их гордыми, лукавыми и проч. Это просто наблюдение со стороны – каким человека делает раскол, и какие люди туда устремляются.

Андрей Кураев, отвечая (еще в 90-х годах) на вопрос, почему каноничная Церковь в Украине не может соединиться с раскольниками, рассказывал о такой древней казни: преступника привязывали к трупу, и мертвый своим ядом постепенно убивал живого. Так вот, соединить святое Православие с болезнями украинского раскола – значит привязать живое тело к мертвому.

Поэтому-то мы не можем соединиться с раскольниками. Не потому, что они нам не братья – как нас часто упрекают. Нет, они для нас братья, но братья заблудшие, заболевшие. И если мы примем их болезни как норму и войдем с ними в духовное общение – мы заболеем сами.

Чтобы не быть голословными, давайте вспомним несколько примеров того, что состояние, в котором пребывают «пастыри» Киевского патриархата – это для истинной Церкви недопустимо, это состояние глубокой духовной болезни.

Канонизация солдат УПА

«Митрополит» УПЦ КП Михаил Зинкевич на проповеди после освящения храма в честь воинов УПА в урочище Вовчак

В 2016 году Киевский патриархат «освятил» храм в честь воякив УПА. Об этом заявил «митрополит» УПЦ КП Михаил Зинкевич. В своей проповеди после освящения церкви в урочище Вовчак Турийского деканата, Зинкевич сказал: «Мы считаем их людьми святой жизни. Сегодня мы проявили любовь к воинам УПА, где заложили храм, назвав в их честь, назвав и причислив их к лику святых – всех святых земли украинской».

Можно сколько угодно героизировать людей, которые боролись за свободу своей земли, но совершенно невозможно причислять их к лику святых православной Церкви. Святые – это люди, достигшие духовного совершенства, те, кто стоит пред Престолом Божиим и доносит Ему наши молитвы. По данным историков, солдаты УПА виновны в смерти десятков тысяч мирных польских жителей в трагедии Волынской резни. И это не козни Москвы или «Русского мира», а позиция вполне европейской Польши, которая в 2016 году признала Волынскую резню геноцидом польского народа.

Если соглашаться с тем, что Фанар легализовал всех иерархов УПЦ КП, то нужно быть последовательным и соглашаться со всеми действиями, которые эти иерархи произвели. И в частности – по канонизации новых святых. Польская и Сербская Поместные Церкви уже отказались признать легализацию украинских раскольников. Если УПЦ объединится с Киевским патриархатом в одну Церковь, то у нее не будет другого выбора. Не может одна часть Церкви чтить определенных святых, а другая – нет.

Идолопоклонство – поклонение символам нации и государства

Роспись Свято-Преображенского собора УПЦ КП в Кременце

Любовь к своей земле и своему государству – это похвальное, но далеко не главное качество для христианина.

Христос сказал нам: «Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи». Мы знаем, что Церковь – это Тело Христово и ее основал сам Спаситель. Когда Церковь становится площадкой для поклонения нации и государства, то неизбежно происходит подмена – место Бога занимают совершенно земные символы. По сути – это современные идолы.

Герб над иконами в иконостасе одного из храмов раскольников

Потому церковь раскольников, хоть и сохраняет христианские атрибуты, в своей сущности является религией идолопоклонства. И если УПЦ объединится с этой псевдоцерковной структурой, то неизбежно объединится и с этой ее тяжелой духовной болезнью.

Ненависть к «врагам»

«Крестный ход» Киевского патриархата в 2018 году

Духовная болезнь раскольников особенно ярко видна на центральном «крестном ходе» УПЦ КП 28 июля, который ежегодно проходит в день Крещения Руси.

На этом шествии практически нет икон, зато огромное количество государственных флагов и символов националистических политических партий. И даже не это главное. На данном мероприятии «крестоходцы» не молятся и не поют духовных песнопений. Их молитва – выкрики: «Слава нації – смерть ворогам!». И это не единичные случаи. На каждом «крестном ходе» Киевского патриархата подобные речевки в течение всего шествия – неизменный атрибут «молитвенного делания» этой церкви. Эти выкрики прекрасно слышны «патриарху» Филарету и другим «иерархам» Киевского патриархата, но ни разу они не делали замечания своей пастве.

Безусловно, человеку по своей греховной природе свойственно не любить своих оппонентов, и случается так, что мы можем считать каких-то людей своими врагами. Но христианин с грехами должен бороться, а не поощрять их в себе. Христос не призывает нас убивать своих врагов, нельзя даже в мыслях желать им смерти. Более того, Спаситель подвигает нас к прямо противоположному: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф. 5:44).

Если будет единая Поместная Церковь из УПЦ и раскольников, то неизбежны и общие крестные ходы. Хотят ли иерархи и простые верующие Украинской Православной Церкви, чтобы на таком вот объединенном крестном ходе вместе с молитвой «Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй нас грешных» разносились крики «слава нації — смерть ворогам»? А ведь этого не избежать. Не избежать до того момента, пока такие вот «желатели смерти» не осознают, что их «православие» к истинному Православию никакого отношения не имеет, что им, чтобы войти в Церковь нужно внутренне измениться (покаяние дословно означает «перемена ума»).

Увы, раскольники не хотят менять себя. Они желают открыть двери Церкви «с ноги», войти туда в том же состоянии, в котором пребывали всегда, и находятся сейчас – в состоянии гордости, самодовольства и ненависти. И если мы примем их, мы обязаны будем принять все это вместе с ними, принять и легализовать их грех как норму.

Но этого делать нельзя, если мы не хотим разрушить Церковь изнутри. Нельзя привязывать к себе труп и надеяться, что мы своей жизнью сможем его оживить. Не сможем!

Церковь обязана называть белое белым, а черное черным. Церковь – «столп и утверждение истины» (1Тим. 3,15) на земле. Пусть за это ее будут осуждать и ненавидеть, но пока Церковь остается той, которой должна быть, «врата ада не одолеют ее» (Мф. 16,18). Так пообещал Спаситель, и мы этим упованием живем. И раскол наша Церковь не признает до тех пор, пока наши заблудившиеся братья не сделают самый главный выбор в своей жизни – исцеляющий выбор покаяния.

 

Источник

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук