Политтехнолог Слободчук: Вряд ли Порошенко, проиграв выборы, окажется за решеткой

  Автор:
  59

Публикуемым сейчас рейтингам не стоит верить: в реальности поддержка Петра Порошенко не выросла, с «нечеловеческой популярностью» Владимира Зеленского тоже не все ясно. Следует ожидать применения технологии массовой скупки голосов, но этот путь опасен тем, что общество и зарубежные страны могут отказаться считать власть легитимной

Об этом рассказал политтехнолог Сергей Слободчук в интервью изданию Украина.ру.

— Порошенко внезапно пошёл вверх в рейтингах, можно ли этим рейтингам верить? Мы ранее говорили уже об особенностях предвыборной социологии, но что теперь?

— Мне понравилось, как буквально на днях давали пресс-конференцию украинские социологи: начали съезжать с темы, если выражаться на сленге, рассказывать, почему социология у разных фирм разные цифры даёт, почему они могут отличаться потом от результатов президентских выборов, байки про динамику рассказывали, и так далее. Начали «съезжать», потому что нельзя из воздуха рисовать неведомо какие цифры — например, почти 30% у Зеленского, неизвестно откуда взявшиеся. Нельзя рисовать неизвестно из какого воздуха взятое первое место в рейтингах Порошенко. Хотя понятно, что этот «воздух» — из конвертов с долларами. Поэтому все результаты надо делить на двенадцать…

Хотя бы минимально честные фирмы (социологические. — Ред.) — их совсем немного. О честности можно судить по тому, указывается ли уровень кооперации. А когда те же социологи, которые Порошенко первое место дают, потом плачутся, что уровень кооперации составляет одну треть — то есть две трети, или 60-66% респондентов просто не хотят отвечать на вопросы социологов — поэтому все эти феноменальные рейтинги на практике представляют собой непонятно что.
Поэтому — какую картину показывает эта социология? Я не верю в эти результаты, думаю, ничего принципиально не изменилось в плане рейтингов, Порошенко как был где-то на пятом месте, так и остался. Высокий результат ему просто рисуют.

— То есть реально у Порошенко рейтинг менее 10%, как и был ранее?

— Где-то в этом районе.

— Сейчас все игроки обвиняют друг друга в намерении скупать голоса, манипулировать… У кого это реально может получиться? Какие технологии подкупа и манипуляций уже используются?

— Надо понимать, что проекты по массовой скупке голосов действуют последние лет 8-10, мы давно об этом говорили с вами. Теперь это просто выплеснулось в прессу, в публичную сферу. Но не всё описывается точно. Некоторые издания как сенсацию преподносят информацию, что какой-то кандидат в президенты создает «сетку», в стиле сказок про Бабая пугают, как с помощью «сетки» будут скупать голоса.

Но на самом деле «сетка» — это термин из сферы полевых технологий. Так называется агитационная сеть, создают её для того, чтобы проводить агитацию на определённой территории. Например, мы агитаторы и несём буклеты в многоквартирный дом, но как мы можем туда зайти? Нет ключа от домофона или на входе сидит консьерж. И все, не пустили нас — и закончилась наша агитация. Поэтому каждый нормальный штаб создает «сетку» с привязкой к местности.

Значит, нам нужен домовой агитатор, который живёт в этом доме и может зайти и в свой дом, и, например, в два дома соседних. Вот уже первичное звено «сетки» прорисовалось — домовой агитатор. Домовым агитаторам нужно какое-то управление, их объединяют под руководством старшего по участку. У него таких домовых агитаторов может быть пять, десять, двадцать… Старшие по участкам подчиняются бригадиру в штабе (другое название — помощник по полевой работе).

Вот так «сетка» строится, это абсолютно легальная деятельность. Всегда так на выборах делалось. Если одной фразой, то «сетка» — это структура предвыборного штаба с привязкой к местности, с участием людей, которые живут на этой территории и голосуют. В день выборов они отвечают за мобилизацию сторонников кандидата — а как они могли бы отвечать, если бы голосовали где-то в другом месте?

СМИ также пишут в разоблачительном тоне о технологии соцопросов, якобы это какая-то совершенно новая технология: ходят по домам люди из штабов Порошенко и устраивают опросы. И это якобы нечто вопиющее, просто страх и ужас. Да никакие это не страх и ужас, старая технология, называется — «от двери к двери», или ОДД. О ней Валентин Полуэктов и другие специалисты по полевым технологиям писали еще 20 лет назад. Ходят и пытаются установить, кто симпатики, кто потенциальные симпатики, кто категорически против кандидата — это нормальное техническое задание ОДД.

— Нарушений в этом нет?

— Это тоже совершенно легальная работа. Вот скупка голосов — это уголовное преступление, когда конкретно человеку платят деньги за то, что он голосует за конкретного кандидата или за конкретную партию. А «сетки» строят сейчас, так или иначе, все участники выборов. Потому что, не имея на мажоритарном округе 10 тысяч голосов симпатиков, туда просто не надо соваться, выиграть нереально.

А вот что касается скупки голосов — а подкуп бывает прямой и непрямой — то мы уже говорили о том, что это ответ на запрос избирателей. Избиратели на встречах с кандидатами сами требуют: поставьте нам лавочки, постройте детские площадки, положите асфальт во дворе, почините трубы и т.д. Гораздо менее распространенный случай — когда прямо приходят в штаб и договариваются о продаже голосов. Причём есть готовые группы, которые торгуют голосами на территории конкретного округа и могут продать определённое количество голосов.

— Но теперь к проблеме нарушений приковано всеобщее внимание — с одной стороны действует глава МВД Арсен Аваковм, ему в борьбе «за честные выборы» противостоит Служба безопасности Украины. Чем может обернуться «война» между МВД и СБУ?

— Речь не идёт о том, чтобы выборы прошли честно, речь идёт о том, кто именно сможет реализовать манипуляции. Ставки высоки, поэтому наблюдаем такой накал страстей на этих выборах. Кроме того, ни у кого из фаворитов нет уверенности в победе. Да, социология показывает им какие-то места, но… Вот у Порошенко уже якобы первое место, но в то же время и по антирейтингу у него первое место — 80% (!!!). Ну как такое может быть?!! Такого в природе не бывает.

Политтехнолог Слободчук: Вряд ли Порошенко, проиграв выборы, окажется за решеткой
Сергей Слободчук

Поэтому некоторые кандидаты и рассчитывают, что они просто скупят голоса. По методу, как это делал один киевский мэр, а ряд лиц из нынешнего руководства Украины в то время с ним активно сотрудничали, помогали ему, например, в 2008 году переизбраться на внеочередных выборах киевского градоначальника и Киеврады. Собственно, именно Черновецкий и его люди — первые, кто системно начал применять «сетку». Поэтому до сих пор на всех выборах по штабам ходят люди, продающие «сетки Черновецкого». Другой момент, что его «сетка» имеет определенную специфику, понятную только специалистам, поэтому чаще всего недостаточно эффективно работает у других кандидатов.

— Подробнее о методах?

— Роль настоящих скупщиков голосов заключается в том, что они контролируют процесс голосования, обеспечивают мобилизацию, выход организованный на участки. Они к моменту голосования уже должны натренировать всю «сетку», чтобы гарантировать 70-80% голосов из числа участников этой «сетки».
Естественно, тут идёт борьба. По законодательству Украины, именно МВД обладает полномочиями обеспечивать правопорядок на выборах, но на них сейчас давит спецслужба, у них задача провести своего кандидата. Думаю, в таком формате «войны» это и будет продолжаться. Я в предыдущих интервью и прогнозировал эту борьбу и предполагал, что будет попытка команды Порошенко поставить под контроль хотя бы часть руководства МВД.

Кстати, на выборах в ОТГ (объединённых территориальных громадах. — Ред.) появился такой прием, как «бои титушек». С учетом того, как ключевые кандидаты подтягивают частные армии и военизированные формирования, мы увидим эти бои «за каждую улицу, за каждый участок» и на президентских выборах. И только у МВД есть ресурс, чтобы пресечь это — если не на корню, то серьезно поломать планы, когда люди в камуфляже, с оружием и без, будут давать на членов избирательных комиссий.

— И мы теперь наблюдаем этот процесс в развитии?

— Да. Но и методы борьбы против скупки голосов существуют, мы вполне успешно их применяли, в частности, на выборах 2004 года. И существенно поломали им (команде Януковича. — Ред.) результат в южных областях. Так что скупщики голосов не всесильны, практика показывает, что с ними можно бороться. Было бы желание. И мы видим признаки такой борьбы. Например, в Прилуках на домах, где живут агитаторы Порошенко, начали вешать объявления, выводить в публичное пространство информацию о том, кто работает на власть.

— И это работает?

— Если бы другие кандидаты могли подключить общественный ресурс, был бы эффект. Но какой у той же Тимошенко общественный ресурс, если она тоже в лидерах антирейтинга, рядом с Порошенко? Как говорится — СДД, драка жабы и гадюки.

— Учитывая, что по ключевым вопросам Тимошенко ничем не отличается от Порошенко…

— У многих жителей Украины есть убеждение, что «Майдан пошел не в ту сторону». Вот Тимошенко и использует этот запрос избирателя — якобы надо выбрать ее, и тогда она воплотит в жизнь «идеалы Майдана». В общем, история «оранжевого Майдана» 2004 году учит тому, что ничему не учит. В идейном плане Тимошенко — это Порошенко в юбке. Только окружение у неё ещё более алчное, набившее руку на всевозможных кризисах и массовом квартирном кидалове вроде «Галичинабуд» в Киеве.

— Сохраняется ли опасность срыва выборов, при каких условиях это может случиться?

— Срыв выборов власти ничего не даст. Уже то, что кампания идёт на скандалах, на взаимных обвинениях, когда спецслужбы вмешиваются не в свою сферу компетенции, это уже подрывает легитимность выборов. И это опасный момент. Давайте вспомним, как в 1999 году всеми силами выбирали Леонида Кучму в президенты, а в итоге миллионы людей не считали эту победу честной. И уже в 2000 году прогремело «дело Гонгадзе», и те же миллионы были уверены в вине президента — хотя Кучма никакого отношения к этому не имел, да и само дело представляет собой массу нестыковок, начиная с того, что мать Леся Гонгадзе просто не признала таращанское тело. Да и потому что внешние игроки разыграли такую же комбинацию и в Белоруссии, и даже в Конго. Но у миллионов была уверенность в том, что нелегитимная власть готова пойти на любое преступление.

— А что происходит сейчас?

— Здесь, на текущих выборах, тоже есть риск подрыва легитимности. И кто-то из внешних игроков обязательно будет играть с этим, потому что — что значит в международных отношениях не до конца легитимный глава государства? Не будет никто из уважаемых мировых лидеров с ним встречаться, понадобится посредник, а это может быть российское руководство, либо американское, либо кто-то третий. Но этот посредник будет работать «за процент». Риск есть. Пойдут ли они на срыв выборов? Возможно, такие попытки будут, но это ничего не даст.

Нельзя пять лет плевать на общественное мнение, а потом хотеть, чтобы избиратели за тебя проголосовали, выбрали президентом. Тут остаётся либо ломать через колено, всё скупать полностью, но это риск, что ряд зарубежных стран и миллионы избирателей прямо скажут: «В ваших выборах фальсификаций не обнаружено». Этот путь несёт массу рисков.

— Есть другой путь?

— Не переизбираться на второй срок. Были же примеры иностранных президентов, имевших настолько низкую поддержку, что они не пытались переизбраться — Джеральд ФордФрансуа Олланд… Конечно, им не сравниться по размаху и таланту с Петром Порошенко, но…

— Но им и тюрьма не грозила в случае проигрыша президентского кресла.

— А кто Порошенко посадит? Все эти крики про тюрьму — это для публики, кто его сажать-то будет. Они же все такие же, все бизнес-партнёры. Как гласит народная пословица, ворон ворону глаз не выклюет.

— Такого риска для Порошенко нет?

— Я не вижу такого риска на данный момент — или мы не всё знаем. Что ему будут предъявлять, заработки на войне? Так это всем можно предъявить, просто не обо всех это пока написали СМИ. А если начать разбираться, так может выясниться, что других кандидатов надо сажать еще раньше Порошенко, причём пожизненно.

Источник

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук