Польша заберёт Западную Украину, а Киев с этим согласится

  Автор:
  146

Произошедший четыре с лишним года назад государственный переворот на Украине стал отправной точкой к постепенному распаду этого постсоветского государства. Украина – политическое образование, появившееся в рамках Советского Союза и в течение первой половины – середины ХХ века включившее в себя целый ряд земель, которые вряд ли когда-либо могли бы стать «украинскими», если бы не политика Москвы. Сначала в состав Украинской ССР вошли земли Новороссии, затем – Закарпатья, Северной Буковины и Южной Бессарабии, затем – Крымский полуостров.

Между тем целый ряд территорий, сегодня входящих в состав Украины, является давним объектом территориальных претензий со стороны соседних государств. 16 марта 2014 года с Россией воссоединился Крым, не смогли существовать в составе Украины Донецкая и Луганская области, на территории которых появились две народные республики. Но и это далеко не все. Свои территориальные претензии к Украине имеют Венгрия, Румыния, Польша. Венгрия все чаще вспоминает о своих правах на Закарпатье с Ужгородом, где до сих пор проживает внушительное венгерское население. В Румынии прекрасно помнят о том, как страна владела Северной Буковиной и Южной Бессарабией. Свои претензии есть и у Польши. Хотя Польша – давний враг России и, казалось бы, должна иметь некоторую общность с Украиной на почве наличия общего противника, в действительности в Варшаве постоянно задумываются о том, как отделить от Украины те земли, которые считают там «исконно польскими».

Значительная часть земель Западной Украины, по мнению польских националистов, должна вернуться в состав польского государства. Эти земли называют Восточной Малопольшей. В сентябре 1939 года Львовское, Тарнопольское и Станиславовское воеводства, входившие после распада Австро-Венгрии в состав Польши, были включены в состав Советского Союза и переданы в Украинскую ССР – как Львовская, Тернопольская и Ивано-Франковская области. На Тегеранской конференции западные державы согласились с тем, что эти области останутся в составе Советского Союза и после окончания Второй мировой войны. В 1991 году, когда распался Советский Союз, три западные области оказались в составе суверенной Украины. Политическое значение этих территорий для современной Украины огромно – именно они являются колыбелью и цитаделью украинского национализма, именно из этих областей прибывали добровольцы на Майдан, именно здесь господствуют самые радикальные русофобские настроения. Удивительно, но эти же «сакральные» для украинских националистов и властей земли, соседняя Польша считает своими.

Для Польши особое значение всегда имел город Львов. Еще в 1349 году Львов был завоеван Казимиром Великим, после чего стал активно заселяться поляками. Уже через пару столетий город приобрел полностью польское лицо и превратился в один из важнейших центров польской культуры того времени. Фактически, именно нахождение в составе Польши и определило культурный, а на очень долгое время и этнический облик Львова. Вплоть до ХХ века поляки составляли (вместе с евреями и немцами) основную часть населения Львова, тогда как галичане – украинцы проживали в большинстве своем в сельской местности. Естественно, что Львов был городом польской культуры, здесь даже сформировался особый говор польского языка, на котором и сейчас общаются потомки переселенцев из Львова в самой Польше.

Варшава, Краков, Львов – это три знаковых для польского народа города. Во Львове работал польский университет, жили многие выдающиеся деятели польской культуры. Естественно, что терять контроль над Львовом поляки бы и не собирались, если бы не события Второй мировой войны. В 1944-1947 гг., когда происходил централизованный обмен населением между Польшей и Украинской ССР, большинство поляков покинули Львов и репатриировались в Польшу. Так Львов этнически (но не исторически) перестал быть польским городом, поляки превратились здесь в незначительное меньшинство. Но о возвращении Львова в Варшаве мечтают и в наши дни, причем считают эту цель вполне реальной и достижимой, так как пока все складывается в пользу польских амбиций.

В отношении Западной Украины Польша давно проводит политику, очень схожую с политикой Румынии в Северной Буковине и Венгрии в Закарпатье. Во-первых, все этнические поляки и люди польского происхождения, проживающие на Украине, давно имеют возможность получения польских паспортов и многие из них этой возможностью воспользовались. Во-вторых, Польша оказывает содействие в получении «карты поляка» всем этническим полякам и украинцам польского происхождения, которые, благодаря этой карте, получают возможность учиться и работать в Польше. Естественно, что большинство украинцев с польскими корнями этой возможностью также пользуется.

Польша заберёт Западную Украину, а Киев с этим согласится

Как и Румыния, Польша взяла курс на покровительство не только этническим полякам, но и тем украинцам, чьи предки до 1939 года были гражданами Польши и проживали на польских территориях. Фактически это все коренные жители Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской областей современной Украины. Естественно, что экономическое положение на Украине не оставляет у этих людей иного выхода, как мечтать о получении «карты поляка» или польского паспорта. Ведь Польша как член Евросоюза и государство, куда более развитое в экономическом отношении, чем Украина, может предоставить им огромные возможности для трудоустройства, которых нет и, похоже, никогда не будет на Украине.

Кроме того, в Польше озабочены и вопросом реституции польской собственности во Львове и других городах и населенных пунктах Западной Украины. Как известно, польским помещикам и предпринимателям принадлежали до 1939 года огромные земельные угодья, здания, предприятия на западе современной Украины. Стоимость этой собственности колоссальна, но современная Украина просто не сможет ее возместить Польше. Возвращение собственности на Украине гражданам Польши приведет к дальнейшей инфильтрации поляков, польского бизнеса, польской культуры в жизнь Западной Украины. Причем в самой Польше это будут воспринимать лишь как закономерное возвращение на исторические земли Речи Посполитой. Например, когда в Польше обсуждались эскизы новых паспортов страны, предлагались варианты с изображениями Львова и Вильнюса, что недвусмысленно подчеркивает территориальные претензии Польши к соседним странам.

В Варшаве заинтересованы в постепенной «полонизации» западноукраинских земель, для чего проводят соответствующую культурную политику – развивают преподавание польского языка в вузах Западной Украины, поддерживают польские культурные центры, содействуют появлению польскоязычных средств массовой информации. Естественно, что прекращать свою культурную экспансию в регионе в Варшаве не собираются, хотя она и встречает неоднозначную реакцию со стороны украинских властей. Но сил для противостояния с Польшей у современной Украины нет и в ближайшем будущем не предвидится. В Польше прекрасно понимают, что Украина – политический банкрот и выжидают, когда можно будет воплотить давнюю мечту польских националистов о возвращении контроля над «Восточной Малопольшей».

В глазах украинских националистов Львовщина – «украинский Пьемонт», регион, с которого началась «самостийность» и который играет ключевую роль в объединении страны и формировании украинской идентичности. Но в Польше так не считают. Более того, в Варшаве открыто демонстрируют полную враждебность к украинскому национализму. С 1 марта 2018 г. в Польше вступил в силу жесткий закон, направленный против украинского национализма. Теперь за отрицание преступлений, совершенных бандеровцами, в Польше можно получить от 3 до 5 лет лишения свободы. Члены ОУН-УПА (запрещены в Российской Федерации) классифицируются как преступники, организовавшие геноцид польского народа в годы Второй мировой войны. Между тем, официальный Киев рассматривает Степана Бандеру и его соратников как национальных героев, это – символичные для украинского государства фигуры за неимением иных «идолов». Уже здесь наблюдается острое противоречие между Варшавой и Киевом. О каких нормальных отношениях между странами может идти речь, если национальные герои одной страны в другой стране считаются военными преступниками, виновными в геноциде поляков?

Многие украинские политики прекрасно понимают, что Польша, хотя она и поддерживает Украину против России, в действительности рассчитывает на расчленение современного украинского государства. Об этом, в частности, говорил небезызвестный Олег Тягнибок – лидер националистической партии «Свобода». Во Львове даже проводился марш украинских националистов против польских территориальных претензий. Свое возмущение по поводу территориальных претензий Польши высказывали некоторые видные деятели украинского националистического движения вроде писательницы Ларисы Ницой.

Но, в то же время, даже такая известная фигура как Дмитрий Ярош, выступила против конфронтации с Польшей и другими западными соседями Украины, призвав Киев сосредоточить свое внимание на решении проблем с Россией. Фактически эти слова одного из самых известных украинских националистов можно понимать как готовность уступить претензиям Польши, Венгрии, Румынии во имя антироссийской борьбы. Что интересно – Украина будет готова пожертвовать действительно украинскими землями, где исторически проживали галичане – создатели современной украинской идентичности, но только лишь, чтобы сохранить возможность противостоять России из-за русских земель Новороссии или Крыма.

Для Варшавы возня радикальных украинских группировок не представляет существенной опасности. В Польше рассуждают более глобальными и серьезными категориями, просчитывая политические и экономические аспекты возможной реализации своих территориальных претензий. Польское руководство прекрасно понимает, что, во-первых, Украина не может никак ответить на польские территориальные претензии, а во-вторых, у Польши есть серьезнейший политический ресурс – поддержка США и Великобритании.

В Вашингтоне давно рассматривают Польшу как ключевой компонент противостояния России в Восточной Европе, учитывая антироссийские позиции, исторически присущие польской элите, и географическое положение Польши. Само существование Польши позволяет «отсекать» Россию от соприкосновения с Германией и препятствовать развитию двусторонних связей, которые могли бы способствовать возрождению сильного германского государства. Польша играет роль кордона между Россией и Германией. Поэтому в США и Великобритании сквозь пальцы смотрят на растущие территориальные претензии Варшавы к Киеву.
Если потребуется, США с готовностью позволят Польше захватить земли Галичины. Сильная и крупная Польша для США предпочтительнее, чем хилое украинское государство с множеством внутренних политических и экономических проблем. Тем более, что даже если отсечь от Украины Галичину в пользу Польши, Буковину в пользу Румынии и Закарпатье в пользу Венгрии, то киевский режим все равно будет продолжать свою антироссийскую политику. Для Киева это вопрос его политического выживания, ради которого киевские руководители без зазрения совести пожертвуют любыми территориями.

Что касается Евросоюза и особенно Германии, которым крайне не выгодно такое разрастание Польши, то они противостоять новому территориальному переделу на востоке Европы будут не в состоянии. У Германии, в отличие от США или Великобритании, нет реальных рычагов влияния на политическую ситуацию на Украине, на польское или украинское руководство. Поэтому Германия будет вынуждена смириться с новым переделом границ в Восточной Европе, хотя это и повлечет негативные в политическом и экономическом плане последствия для германского государства.

Противостояние с Россией для современной Украины гораздо важнее, чем защита своих территорий на западе страны. Ситуация с Крымом приняла такой характер именно потому, что Крым принял решение о воссоединении с Россией. Если бы, например, Закарпатье откололось от Украины и вошло в состав Венгрии, то никто бы и не заметил это, промолчали бы и в Киеве. Поскольку Украина – это западный проект «Анти-России», для украинского руководства важны лишь те направления деятельности, на которых можно развивать конфронтацию с нашей страной.

Скорее всего, вопрос о передаче Польше каких-либо территорий на западе Украины рано или поздно будет поднят на официальном уровне. И не исключено, что Киев, понимая бесперспективность своего положения, будет вынужден согласиться с территориальными претензиями Польши. Возможно, земли будут уступлены за какую-то компенсацию финансового характера, за какие-то выгодные Киеву договоренности. Но то, что Киев не станет защищать свои западные земли, практически очевидно.

Автор: Илья Полонский
Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук