Сергей Бобровский: «Донецк это место силы, силы духа»

  Автор:
  186

Российский режиссер ставит в донецком драмтеатре «Вишневый сад», премьера обещана на 23 марта.

Зима еще не сдала свои позиции, а в Донецке уже готов зацвести «Вишневый сад», высаженный главным режиссером Липецкого государственного академического театра драмы имени Толстого – Бобровским Сергеем Александровичем.

Главный режиссер Липецкого государственного академического театра драмы имени Толстого – Бобровский Сергей Александрович ставит "Вишневый сад" в донецком драмтеатре.Главный режиссер Липецкого государственного академического театра драмы имени Толстого – Бобровский Сергей Александрович ставит «Вишневый сад» в донецком драмтеатре.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Репетиции практически ежедневно

Знакомство с Донецким музыкально-драматическим театром имени Марка Бровуна у Сергея Александровича состоялось еще в мае 2016 года на международном форуме «Славянский мост», где донецкие актеры показывали «Три шутки» по Чехову.

А потом Бобровский был приглашен на 90-летний юбилей муздрамы в Донецк, именно тогда и родилась идея совместной работы.

«Комсомолка» побывала на репетиции «Вишневого сада» в донецком драмтеатре и пообщалась с Сергеем Александровичем.

Свет приглушен, кресла в зрительном зале покрыты желтым шелком, от того кажется, что и не зрительный это зал вовсе, а какие-то барханы. Я подхожу к сцене, как раз когда Раневская произносит с нарастающей болью в голосе: «Будьте великодушны хоть на кончике пальца! Пощадите меня. Ведь я родилась здесь. Здесь жили мои отец и мать, мой дед. Я люблю этот дом, без вишневого сада я не понимаю своей жизни…» Как это близко с Донецком и дончанами, с одной разницей – в отличие от Раневской мы уже давно не ждем великодушия. Старый слуга Фирс произносит свой финальный монолог так, что я забываю, что мы на репетиции. Хочется аплодировать, по щекам текут слезы.

"Барханы" зрительного зала в ожидании публики. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

«Барханы» зрительного зала в ожидании публики.Фото: ЮЛИЯ АНДРИЕНКО

От монтировщика до режиссера

Сергей Александрович сложив руки, с интересом наблюдает за происходящим на сцене, стоя в проходе зрительного зала. Потом поднимается к актерам, что-то негромко говорит, показывает, как должен сидеть Лопахин, где пройти Раневская. Но вот сад продан, а в репетиции наметился перерыв, чем я и воспользовалась.

— Добрый день, Сергей Александрович! Пожертвуете перерывом ради интервью? – спрашиваю режиссера.

— С удовольствием, — отвечает он с мягкой улыбкой, сразу располагая к себе.

С театром Сергей Александрович связан с детства, его мама выступала в художественной самодеятельности, брала сына с собой на репетиции. Парень мечтал стать кинооператором, но судьба связала с театром.

Репетиции идут практически ежедневно. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Репетиции идут практически ежедневно.Фото: ЮЛИЯ АНДРИЕНКО

— В профессию я не торопился, в нее нужно приходить битым жизнью, с опытом, — убежден режиссер. – Потому сначала отслужил в армии, после работал 10 лет монтировщиком сцены в Рязани, затем поступил в Щукинское училище, а окончил его уже педагогом, выпуская режиссерские курсы. Довелось и актером побывать. Но ближе оказалась режиссура. При этом познать театр целиком совершенно невозможно, это планета, тайна, как человеческая душа. Я и берусь за такие спектакли, где мне еще не все понятно, где есть загадка, где есть что найти в процессе вместе с актерами.

«Вишневый сад» для режиссера и для нашего театра «зацветет» впервые

— Для Донецка вы выбрали «Вишневый сад» Чехова – самую классическую классику. Сложно дался выбор? – спрашиваю я.

— К этому решению мы пришли совместно с руководством донецкой муздрамы, — говорит Сергей Александрович. — Было решено, что это будет русская классика. Чехова я ставил до этого 10 лет, потому выбор был не случаен. Но вот «Вишневый сад» ставлю впервые, для меня это тоже премьера, как и для донецкого театра. Чехов ведь особый мир. Знаю, многие режиссеры, актеры не очень его жалуют, что не мешает Чехову быть вторым после Шекспира или первым перед Шекспиром автором в мировой классике. Он всегда открыватель новых троп, новатор. Кроме того, Чехов дает бесконечную возможность трактовок. Идеального Антона Павловича, думаю, создать невозможно, но можно найти своего. Он ведь очень камерный, несмотря на мировой масштаб, не для широких масс – для избранных. И здесь мне даже приятно осознавать себя заблудившимся в тумане Ежиком, а потом вдруг из этого тумана может вылететь страшная сова, или покажется грива белой лошади, или зажурчит ручей.

"Вишневый сад" ставят в Донецке впервые. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

«Вишневый сад» ставят в Донецке впервые.Фото: ЮЛИЯ АНДРИЕНКО

Не легко, но интересно

— Это нужно иметь достаточно смелости. Все-таки новый спектакль в новом театре, с незнакомыми актерами, не зная их возможностей. Нелегко, признайтесь?

— Легко не бывает никогда. Должно быть приятно работать, но не легко. А вот хотелось бы, чтобы зрителями воспринималось легко. Скажу, что нам интересно работать, мы с актерами в постоянном поиске. Угадать, как это воспримет зритель сейчас сложно. Это то, что трудно сформулировать, но если это попадает в зрительский интерес, в некую болевую точку, назовем ее так, то рождается резонанс. Это тоже тайна. Конечно, мы ставим спектакль для Донецка, для дончан и здесь будет свое восприятие, свое попадание и свой Чехов.

— Насколько зрителя ждет именно Чехов?

— Мы не стремимся потрясти дончан каким-то ультрасовременным прочтением «Вишневого сада», хотя его ставили сотни раз, начиная с 1904 года. Есть постановки, где Чехов как бы подразумевается, и я не имею ничего против такого прочтения. Но я не хочу дурачить зрителя, история должна прозвучать. Текст Антона Павловича нами сохранен практически на 100%. «Вишневый сад», кстати, не разовая постановка, он станет репертуарным спектаклем муздрамы Донецка.

В Донецке особая энергетика, утверждает режиссер. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

В Донецке особая энергетика, утверждает режиссер.Фото: ЮЛИЯ АНДРИЕНКО

В Донецке благодарный зритель

— Как-то вы сказали, что Донецк – место силы. Это мнение разделяет большой друг Донбасса — Юлия Чичерина, которая утверждает, что здесь нашла «свой Тибет». А как вам живется в Донецке?

— Город прекрасный, рад быть здесь и могу только повторить свои слова. Донецк действительно место силы, силы духа, именно так я его ощущаю. Дончане находятся внутри всего этого и им сложно оценить эту энергетику, но гости города ее ощущают. Это в воздухе, это идет от людей, это питает и вдохновляет тебя самого. Просто потому, что тут все обострено, жизнь-смерть, добро-зло и важными становятся не бытовые, а бытийные вопросы. Это другое чувство жизни, которое формулирует саму твою суть. Эта энергетика есть и в донецких актерах, ребята работают очень честно, на сцене даже этот темперамент я увожу внутрь, чтобы он шел из глубины. А еще здесь очень отзывчивые люди, все постоянно интересуются – не нужно ли мне чего, все ли устраивает.

— А какие спектакли успели посмотреть в нашем театре?

— Смотрел много работ, из последнего потрясли «Юнона и Авось». Это настолько своевременно, настолько превосходно сделано, молодцы все – постановщики, актеры, оркестр. А как меня радуют ваши полные залы, зритель такой же любовью платит артистам. Это не просто какой-то формальный вклад, это обмен энергией.

— Ну, тогда до встречи на премьере!

Источник

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук