СТРАНА: 80 лет присоединению Сталиным Галичины. Как годовщину отметили в Польше и в Украине

  Автор:
  63

17 сентября исполнилось 80 лет со дня объединения входившей тогда в состав Польши Западной Украины с остальной Украиной, которая тогда входила в СССР на правах союзной республики.

В сентябре 1939 года, вскоре после начала Второй мировой, на Галичину пришла советская власть. Как теперь говорят местные, «перші совіти», или «перші москалі» («другі» — после освобождения Галичины от немцев в 1944 году). 

Войска СССР перешли советско-польскую границу 17 сентября 1939 года и меньше чем за две недели практически без боев заняли Тернопольщину, Волынь, Ивано-Франковщину (Станиславщину) и Львовщину.

«Советское правительство не может равнодушно относиться к тому, что единокровные украинцы и белорусы, проживающие на территории Польши, брошенные на произвол судьбы, оставались беззащитными», — так объяснял появление советских войск в тогдашней Восточной Польше нарком Молотов.

Впрочем, как потом выяснилось, Западная Украина досталась Советскому Союзу согласно тайным договоренностям пакта Молотова-Риббентропа о разделе Восточной Европы.

Когда польские войска на западе страны уже были разгромлены немцами, красноармейцы зашли в Польшу с востока и взяли под «опеку братский украинский народ», обещая защитить от гитлеровцев и гнета польской шляхты.

В советской истории тот месяц назвали «золотым сентябрем». Во Львове появилась улица 17 сентября, которую при незалежности переименовали в Сечевых Стрельцов, а День Львова, который долгое время праздновали в эту дату, перенесли на май. 

Годовщину прихода «советов» в Польше и на Галичине отмечают как траурную дату, а националисты называют эти события началом «советской оккупации», хотя именно благодаря ей воссоединились две части Украины.  

Польша и Галичина в трауре

В Варшаве польский президент Дуда 17 сентября возложил венок к памятнику польским солдатам, которые погибли от рук НКВД в 1944-1945 годах.

Во время выступления он сказал, что «в результате советской оккупации десятки тысяч поляков погибли в Катыни, сотни тысяч были вывезены в Сибирь», а фактическую свободу Польша получила лишь в 1993 году, когда последний российский солдат покинул польскую землю.

И выразил надежду, что трагедия в истории польского народа больше никогда не произойдет, а залогом этого является членство Польши в ЕС и НАТО.

Дуде вторит «польский Вятрович» Ярослав Шарек, глава Института национальной памяти.

«17 сентября 1939 является одной из самых трагических дат в нашей истории. Два тоталитарные соседи — Третий рейх и советская Россия — имели одну цель: ликвидировать независимое польское государство», — заявил Шарек.

Перед этим годовщину начала Второй мировой войны польские власти подали как память о совместной агрессии России и Германии против Польши. Путина на мероприятие не пригласили, зато позвали Меркель.   

«При том, что Польша с Германией расчленили Чехословакию, за год до нападения на Польшу, а Советский Союз вторгся в Польшу 17 сентября, когда польское правительство уже покинуло территорию своей страны. Меркель пригласили, потому что Германия якобы извинилась. Но думаю, что с этим тоже будут проблемы — из-за требования Польшей компенсаций от Германии за потери в войне», — сказал «Стране» политолог Руслан Бортник. 

В Украине официальных мероприятий по случаю 80-летия «золотого сентября» не проходило, только в Ивано-Франковске провели открытый исторический диспут, назвав тот период «трудным для украинского народа». 

По словам Ярослава Коретчука, директора Ивано-Франковского областного музея освободительной борьбы, уже через месяц после прихода советской власти начались первые аресты. Они побудили часть украинцев перейти в нелегальное положение, они пытались прорваться за границу. На границе неоднократно случались столкновения с так называемыми нелегалами, часто они завершались плачевно.

«Эта дата резко изменила жизнь жителей Западной Украины. К тому времени представления о СССР было разным, в то время начались первые депортации, и украинцы резко почувствовали разницу между Москвой и той частью Европы, в которой они относились к 1939 году», — сказал на диспуте Сергей Адамович, доктор исторических наук.

При этом часть галичан радостно встречали советскую власть, говорит краевед Иван Бондарев.

«Больше советскую власть приветствовали евреи, очень негативно ту власть восприняли поляки, которые потеряли свое государство. Украинцы тогда заняли выжидательную позицию. В первую очередь машина НКВД взялась за госслужащих, занимавших высшие должности во времена Польши», — говорит Бондарев.

Встречали «красных» с цветами и яблоками

Впрочем, как рассказывали очевидцы, не все было так плохо. 

Львовяне читают советские газеты. Фото: исторический архив Львова

Многие местные приветствовали красноармейцев с цветами и яблоками. Галичане, особенно бедная прослойка, радовались, что их освободили от Польши, при которой они чувствовали себя ущемленными. 

До прихода советов во Львов город был польско-еврейским. «Из 312 тысяч человек поляков было 63% населения, евреев — 24%, украинцев — только 8%», — рассказывает львовский историк Леонид Соколов.

Будучи этническим меньшинством, украинцы в довоенном Львове не допускались к руководящим должностям.

«Украинцы во Львове — это главным образом был не очень грамотный, в основном рабочий элемент, — так характеризовал ситуацию в конце 30-х годов известный деятель того времени доктор Владимир Огоновский. — На 30 тысяч всех украинцев, работающих во Львове, приходится 9700 слуг, 2000 сторожей, 1400 непрофессиональных работников и 900 профессиональных работников и ремесленников. Вне домашней прислуги украинцы нигде не имеют относительно большого числа. Об интеллигентских специальностях нечего говорить вообще».

Как вспоминают старожилы, при поляках все клиники были дорогие, а при советах бесплатно пломбировали зубы и принимали роды.

«Стало доступно высшее образование. Украинцы стали руководить в местных органах власти, библиотеках, школах. Селяне, которые раньше были батраками и прислугой, приезжали учиться в город. Советы разрешали ходить в вышиванках, национальных строях. Они открыли много украинских школ, где все предметы преподавали на украинском языке. В вузах тоже учили на родном языке и частично — на русском. А в русских и польских школах украинский язык стал обязательным предметом. При Польше во Львове были только две государственные украиноязычные гимназии, в остальных учили на польском, а в сельских школах украинский язык был только по два часа в неделю», — вспоминал в разговоре со «Страной» коренной львовянин Юрий Зубач.

«Люди, наслушавшись советской пропаганды, верили, что с приходом новой власти жить станет лучше. Правда, сразу же в панике ринулись скупать продукты — запасались мукой, картошкой, сахаром. Боялись, что начнется дефицит и введут карточную систему. Но еда быстро появилась. Полки магазинов (тогда их называли «бакалея») ломились от колбас разных сортов и рыбы, масла, сыров, риса, редких деликатесов. Помню, появились даже осетровая икра и лимоны. Попробовать вкуснятину мог почти каждый работающий хоть раз в месяц после зарплаты — цены были вполне доступные. Говорили, что во Львове тогда выбрасывали продукты, которых не было даже в России. При польской власти тоже были магазины со всякими лакомствами, но они были дорогие, продукты покупали только состоятельные поляки и евреи. Такое изобилие продолжалось до самого июня 1941 года. Ну а после войны мы уже узнали, что такое дефицит», — рассказывал Зубач.

Мать Билозир благодарна советской власти

Идиллия первых дней советской власти продолжалась очень недолго. Отношение поменялось, когда начались аресты по классической сталинской схеме.

По воспоминаниям местных, за неугодными приезжали ночью, забирали в застенки, а дальше либо расстреливали, либо высылали. Преследовали в первую очередь польских офицеров, фабрикантов, помещиков — всех зажиточных людей, не успевших убежать из Львова сразу после прихода. 

Известные галичане признаются, что в их семьях мнения по поводу большевиков разделились.

Мирослава Процив, родная сестра певицы и экс-нардепа от БПП Оксаны Билозир, рассказывает, что Розумкевичи — более зажиточная родня со стороны отца — была в обиде на советскую власть, которая их раскуркулила. А вот Гнатюки — родственники по маминой линии — были людьми попроще и к большевикам более благосклонны.

«У отцовской родни была земля и хозяйство, так у них во время раскулачивания забрали даже шкаф, столы, подушки и одеяло! А вот наш с Оксаной дедушка, мамин папа, Василий Гнатюк еще до прихода Советской армии был поклонником марксизма, даже подпольно посещал вечера, где читали большевистскую «Искру». Наша мама Нина говорила, что благодарна советской власти за хорошее образование — она выучилась на экономиста», — вспоминает Процив.

Источник

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук