«В Советской России права женщинам спустили сверху. На Западе за них продолжают бороться»

  Автор:
  184

Социолог Анна Темкина – о том, почему российское общество не замечает сексизма.

Шестого марта корреспондент «Русской службы Би-би-си» Фарида Рустамова присоединилась к коллегам, рассказавшим о домогательствах со стороны депутата Госдумы Леонида Слуцкого, и предъявила диктофонную запись в качестве доказательства. Скандал привлек внимание спикера нижней палаты российского парламента Вячеслава Володина, который, поздравляя журналисток с 8 Марта, заявил: «Если вам опасно работать в Думе, меняйте работу».

Социолог, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Анна Темкина рассказала Republic, почему российское общество пока не готово к Слуцкий-гейту и почему праздник 8 Марта вызывает двоякие эмоции.

Об эмансипации и домогательствах

Реакция на скандал с приставаниями депутата Леонида Слуцкого к журналисткам в Госдуме отличается от реакции на подобные действия на некотором усредненном Западе. Ее можно назвать неинтенсивной, она не мобилизует общественность, не порождает широкую общественную дискуссию. Одно из объяснений связано с особенностями гендерной культуры и историей гендерных отношений в России.

Российские женщины были эмансипированы в среднем на 50 лет раньше, чем западные. После революции они получили право голосовать, доступ к образованию, сфере занятости и, соответственно, к независимому от мужа источнику дохода. На Западе до 60–70-х годов прошлого века структура семьи среднего класса предполагала, что муж зарабатывает деньги, жена живет на эти деньги, занимается домом. Такая гендерная структура на Западе изменилась позднее, чем в России, зато изменения происходили более интенсивно.

В Советской России права были спущены женщинам сверху, даны государством, заинтересованным в женщинах как рабочей силе. Такие права не воспринимаются как нечто, за что нужно бороться. На Западе же женщины добились прав в результате борьбы феминистских движений, мобилизации гражданского общества. Там была и остается установка на борьбу за права.

Со временем меняется структура прав, возникает новый этап борьбы. В конце XIX века сама мысль, что женщины могут голосовать, казалась абсурдом. Сейчас это кажется само собой разумеющимся, но возникают новые области нехватки прав.

Одна из ⁠таких областей – неприкосновенность тела в сексуальном плане. В первую ⁠очередь это ⁠касается женского тела, ⁠но в некоторых случаях и мужского. Эта ⁠тематика крайне болезненная, ее трудно обсуждать публично. Еще сложнее требовать ⁠изменений в той области, которую общество (не только российское, но и в ⁠некоторой степени западное) считает естественной, заданной природой и моральной. Изменения же в этой сфере, как их видит общество, неестественны и аморальны.

Анна Темкина. Фото: Европейский университет в Санкт-Петербурге

И все-таки разные аспекты сексуальности, включая насилие и домогательства, все чаще становятся предметом дискуссии. Впрочем, они обсуждаются по-разному в Америке, Европе и России. Женщины, которые начинают говорить о сексуальном насилии или принуждении к нему, испытывают чувство стыда и за перенесенное насилие, и за его обсуждение, но они пытаются преодолевать стыд и хотят добиться признания прав на неприкосновенность тела.

В России сексуальность до сих пор считается делом частным и интимным, касающимся только двоих. Хотя в отличие от советских времен сейчас, конечно же, об этом говорят и пишут. Но эта область – не вопрос политики (может быть, за исключением абортов), не вопрос публичного дискурса, а то, о чем «культурные люди не говорят вслух». В то же время на Западе под влиянием феминистского движения все хорошо знают, что сексуальность – политический вопрос, и очень значимый вопрос.

О сексуальной революции в СССР

В 70–80-е годы прошлого века в СССР произошла так называемая поведенческая сексуальная революция, то есть сексуальные отношения людей перестали быть тождественными браку. Публичный советский дискурс об этом молчал, но люди вступали в сексуальные отношения до и параллельно браку. Секс не сводился к репродукции, все более значимым становился романтический дискурс. Это делало нормы сексуальности более либеральными, но в отличие от западной сексуальной революции в нашей отсутствовали два компонента.

Во-первых, не произошло контрацептивной революции, то есть все издержки за свободу сексуальных отношений по-прежнему были на женщине. Если партнеры не обсуждают и не используют эффективную контрацепцию, то абортами, своим телом расплачивается женщина.

Во-вторых, не произошло гендерной революции. То есть женщины могли более свободно вступать в сексуальные отношения, но они все равно оставались объектом. В эпоху советской сексуальной революции женщины оценивали свою сексуальность так: «Я нравлюсь мужчинам, на меня большой спрос». «Сексуальная востребованность» была и во многом остается позитивной ценностью. Чтобы женщина воспринимала себя сексуальной, ей нужно быть объектом желания мужчин.

Такая «правильная» женственность притягивает мужской взгляд. Если же мужчина наделен «правильной» мужественностью, он проявляет инициативу, видит в женщине сексуальный объект или объект ухаживания, независимо от уместности такого взгляда. Этот стереотип до сих пор лежит в основе коммуникации полов в российском обществе.

Флирт, романтические ухаживания, заигрывание, проявление чувств – все это варианты коммуникации, но граница между ними и харассментом весьма тонка, подвижна и болезненна. То есть мужчина, согласно стереотипу, все еще должен проявлять внимание, «приставать», а женщина уже не хочет соблюдать эти нормы, быть сексуальным объектом. Правила меняются, и в России они пока неясны. Мужчина в традиционной роли чувствует себя настоящим мужчиной, когда заигрывает с каждой или со многими женщинами. Чем более современной становится женщина, чем больше она задумывается о своих правах, тем меньше ей нравится такая ситуация. На Западе такой двойной гендерный стандарт постепенно изживается, в России же он не просто сохраняется, но и усиливается или даже культивируется в определенных социальных слоях.

В советские времена было очень сложно выразить свою сексуальность (даже внешне), сейчас ситуация изменилась. Люди получили возможность выражать ее и делают это достаточно ярко. При этом проявление сексуальности может становиться опасным, его легко можно интерпретировать как провокацию, призыв. Традиционному мужчине в России трудно представить, что женщина с помощью макияжа и одежды самовыражается, а не посылает ему некий сигнал. Напротив, он считывает этот сигнал так: короткую юбку надела – хочет обратить внимание – сама виновата. С другой стороны, для некоторых женщин сексуальное внимание – ресурс, который обеспечивает доступ к определенным благам.

Есть ли изменения? На первый взгляд их немного. Сообщения о домогательствах не привлекают общественное внимание, многие просто не понимают – в чем тут проблема? На фоне отсутствия уважения к правам индивидуальной личности, неприкосновенности, собственности было бы весьма странно, если бы российское общество отреагировало на это серьезно. Когда у нас появится уважение к правам во всем их разнообразии, то процесс дальнейшей эмансипации пойдет быстрее. Сказать, когда точно это случится, сложно. Но то, что журналистки возмутились действиями депутата, уже серьезный шаг.

О сексизме

Российское общество в известном смысле привыкло к сексизму, его у нас не замечают. Важно понимать, кто и где унижает человека по признаку пола. У сексизма в политике очень серьезные последствия, даже если общество в целом к нему равнодушно. Когда сексистские выражения позволяют себе лидеры страны, они символически подписываются под тем, что Россия не дотянула до вступления в лагерь цивилизованных стран, в которых людей оценивают по индивидуальным качествам и достижениям, а не по признаку гендера, расы, возраста и так далее.

Оскорбление по этим признакам – показатель недоцивилизованности общества, которое стремится видеть не человека, а определенную социальную категорию и через это проявлять власть. В России подобные высказывания весьма популярны. Многие их приветствуют, потому что через них на символическом уровне мужчины самоутверждаются как «настоящие мужчины», показывая свои преимущества на фоне женщин, которым место если и не на кухне, то на второстепенных ролях.

На уровне СМИ – возможно, я читаю определенный сегмент прессы – сексистских высказываний стало меньше. Более того, им оппонируют. В последнее время появляется много статей, в которых просто описывается история женщин без каких-либо намеков на их вторичный статус и «место на кухне». Тексты становятся более цивилизованными.

Проявление сексизма зависит от социального слоя, культурного капитала: среди среднего класса, образованных людей он встречается реже. Среди менее образованных, с одной стороны, и среди элиты – с другой, самоутверждение за счет «слабого» все еще широко распространено.

О 8 Марта

Как исследователя меня интересует динамика праздника: сначала это был праздник эмансипации, потом он превратился в праздник женственности, сейчас же в отношении восприятия 8 Марта есть две конкурирующие концепции.

Первая – традиционалистская в гендерном смысле – означает: в этот день нужны романтизация и прославление слабого пола сильным. Нужно больше женственности, больше эмоциональности – всех тех качеств «настоящей женщины», которые размываются равноправием. При этом неуместно вспоминать, что равенства во многих сферах нет, а аборты, насилие и домогательства – проявление двойного гендерного стандарта. Нужно хоть один день в году побыть «настоящей» женщиной, которой подарят цветы и вымоют всю посуду.

Вторая концепция – эмансипационная – сейчас встречается чаще: 8 Марта становится поводом поговорить о правах людей по признаку пола, критически отнестись к разным видам дискриминации, задать актуальные вопросы о харассменте. Однако и здесь не все так просто: феминизм в России не в моде. Если о нем и вспоминают, то лишь для того, чтобы обвинить в слабости мужчин и избыточной силе – женщин, то есть, по сути, в том, что теперь уже и пристать к женщине нельзя.

Для некоторых людей традиционалистская версия праздника уже устарела, а эмансипационная еще не близка. Им остается праздновать наступление весны.

Источник

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук