«Встает советский солдат во весь рост, идет прямо на тебя. Вот это воин!»: моджахеды — о доблести советских солдат

  Автор:
  162

Из интервью спецкора «Комсомолки» Дарьи Асламовой с директором Дома афганской печати Зия Бумия (2017 г.):

Знаешь, в нашей деревне старые моджахеды очень любят поговорить о русских. Сядешь с ними, бывало, попить чаю и спросишь: а какими они были, «шурави» (советские)? Отвечают: о, прекрасный народ! Какие люди! С ними интересно было воевать. 

Вот встает русский солдат во весь рост, идет прямо на тебя и стреляет в упор. Вот это воин! И добрые, доверчивые. 

Прямо в разгар войны останавливают автобус и спрашивают мужчин-пассажиров: душман (враг) или дост (свой)? Скажешь «дост», и тебя пропускают. И никогда женщин наших не трогали. За это мы их очень уважали. Ах, как было хорошо в те времена! А вы, русские, хотите эти добрые, сладкие воспоминания вычеркнуть из вашей памяти?!

— А мы до сих пор помним доброту русских, и как они здесь работали, — говорит директор Дома афганской печати Зия Бумия. — 

От русских остались микрорайоны с крепкими домами, где выросли наши дети и внуки, дорога на Саланг, электростанции, даже вот это здание, где мы сидим. Правда, и мины остались. Хорошие у вас минеры. Советские мины до сих пор с нами воюют.

— А вот от американцев ничего не останется, — продолжает господин Бумия. — Они привезли с собой контейнеры для жилья, а будут уезжать, соберут и вывезут. Когда американцы организовали и спонсировали моджахедов против советских войск, пакистанские религиозные деятели вели пропаганду против русских: мол, для «шурави» нет ничего святого. Они могут переспать и с матерью, и с родной сестрой. А потом мы узнали, что русские куда совестливее, чем афганцы. Они даже не берут в жены дочерей своих дядей и теток и называют их сестрами! И жена брата для них священна. А мы, афганцы, после смерти брата ждем, когда же к нам перейдет по наследству его вдова! 

Уже после мы узнали, что русские — трудолюбивый, гостеприимный и верующий народ. Но нам все равно обидно. Десять лет вы здесь были. А потом ушли и не оглянулись. И не вспоминаете о той земле, где ступал сапог вашего солдата. Мы так и не поняли друг друга.

Из воспоминаний Дарьи Асламовой:

«Когда-то звание «шурави» было круче боевой награды. Люди приветствовали меня как почетного гостя. Мне торопились помочь, услужить, угостить. (Нашим солдатам, воевавшим в Афганистане, наверное, это трудно представить.) Я помню, как семь лет назад в аэропорту Кандагара, где я маялась в ожидании самолета, какой-то мрачный, беззубый старик поднялся со своего стула (единственного в аэропорту), взял его и потащился ко мне. Я во все глаза смотрела на него, не ожидая ничего хорошего. Он поставил стул рядом со мной и сказал по-русски:

— Садись, шурави!

— Да что вы, дедушка! Я постою! — лепетала я. Дедушку явно раздражала нехватка слов. А, может, он привык сразу стрелять. Во всяком случае, он помрачнел: «Садись! Ты шурави!» И я покорно села в испуге. Он остался доволен. Помню, как на меня удивленно смотрели американские солдаты».

Источник

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук